История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет






НазваниеИстория жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет
страница1/10
Дата публикации26.10.2018
Размер1.12 Mb.
ТипРассказ
auto-ally.ru > Литература > Рассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
https://docviewer.yandex.ru/htmlimage?id=3p0v-b499ofhutd6ck88v5uludp41h4xug39v3bl32vdknridn3qbdwxsmztmxf1xowgbu4bder8zbelskca02dddbige4oqm4bg69gx&name=image-jjj4cenj0ut3iqjv1c.jpg&uid=21333632

Цикл рассказов:

Обь. Тайга. Аборигены.

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет удивительно тёплые рассказы о жизни коренного народа. Герои её рассказов будто оживают на страницах, после прочтения не покидает ощущение, что ты сам знаком с каждым из них.

^ Бильярдный шарик

Весна. Лед только унесло. По Оби несет одиночные льдины, поэтому на лодке еще опасно ездить. Но люди, истосковавшиеся за зиму по речному простору, тянутся к реке. Экстремалы - охотники, рыбаки уже сталкивают лодки, колхозные катера пробуют работу двигателя после ремонта. Гуси, лебеди табунами летят на Север. Трудно устоять перед азартом охоты. И вот в один из таких дней группа мужиков находится на протоке Оленской. Ночуют на катере. Катер, привязанный к берегу тросом, стоит посреди протоки, так как накануне наскочили на мель. Флотские ребята не волнуются из-за мели: за ночь вода прибудет, так всегда бывает во время ледохода, и катер благополучно сойдет с мели. К тросу, как положено, привязывают лоскут-предупреждение. Ничто не нарушает спокойствия. Вдруг рано утром толчок, да такой сильный, что охотники чуть не сваливаются с кровати. Грохочет посуда, сдвигаются вещи. Ай - пух выглядывает в иллюминатор и восклицает: «Ого! Голову оторвало!» Все выскакивают наверх. К катеру прибивается лодка. Сквозь утренний туман трудно сразу понять, что произошло. В лодке находятся трое. Бендер, его мать и Ефим Николаевич Туев. Рядом с лодкой плавает шапка. Эту-то шапку и принял Ай - пух за чью-то голову. У Ефима Николаевича голова неестественного желто-зеленого цвета. Толик Тарлин, в народе «Мамонт», восклицает: «Голова как бильярдный шарик!». При этом помогает ему взобраться на катер.

Оказывается, они не заметили троса. Лодка наскакивает на трос стеклом, трос отскакивает от стекла и бьет по лбу сидящего сзади пассажира. Металлический трос снимает с головы волосяной покров или, говоря медицинским языком, скальп. Толик берёт двумя руками скальп и натягивает его на место как капюшон. Пострадавшему перебинтовывают голову, и они на лодке едут в Полноват. До Полновата ехать примерно 300 километров. Там ему зашивают рану. Надо сказать, что Ефим Николаевич был крепкого телосложения. Благодаря этому все обошлось благополучно.

^ Встреча на Монгутлоре

Во время охоты у наших парней всё складывалось удачно. Отличная погода, пьянящий воздух монгутлорского хвойного леса, весенний разлив воды в протоках, сорах, неплохая добыча. Настроение, как говорится, было на высоте. Пришло время устроить пикник. Выбрались на берег, осмотрелись. Место отличное. Уставшие Серёга с Вороновым присели, чтобы вытянуть затёкшие ноги, перекурить. Следом выбрался и Чемляков с помощью тросточки. Нога его после травмы ещё недостаточно зажила, поэтому тросточка была его верным спутником. Собаки следом выскочили из лодки, но почему-то молча прижимались к хозяевам. И вот тут-то все почти разом увидели перед собой его…. Здорового…. Смотрящего прямо на них…. Хозяин тайги стоял на задних лапах и наблюдал за пришельцами. Собаки молча вжались в трясущиеся бока своих хозяев. Сидящие рядом Серёга и Воронов начали водить рукой в поисках ружья, при этом не отрывая взгляда от Потапыча. Ружьё почему-то никак не могли взять ни тот, ни другой. Чемляков попятился в лодку за ружьём. Когда он запрыгнул в лодку, взял ружьё, защёлкал затвором, то звуки металла, бряканье напугали зверя, он встал на четвереньки и помчался в тайгу. От пережитого страха у всех тряслись руки, сердце усиленно стучало, внутри как-то неприятно холодило. Так почему же наши парни не могли взять ружьё?

Оказывается, они оба вцепились в него и каждый тянул на себя. Только потом поняли, что одному нужно было отпустить. Ружьё из лодки взял с собой Сергей, значит он и хозяин ружья. Хорошо, что эта встреча закончилась весёлыми шутками Вовы Воронова в адрес Чемлякова:

-Ты же вроде с тросточкой ходил? Ничё ты в лодку-то запрыгнул, шустро, почти бегом. Где твоя тросточка?

Анными

Домик Анными был всегда аккуратным, чистеньким, хотя она не делала часто влажную уборку. Летом некогда было заниматься мытьем полов, заботы были поважнее, существеннее. Чистота создавалась за счет бережного отношения к вещам, предметам быта. Анными аккуратно укладывала одежду, вовремя зашивала заплатки. В то время заплатка ни у кого не вызывала усмешки. Это было нормальным явлением. Особенно бережно относилась она к обуви. Находясь на берегу возле лодки, она несколько раз наклонялась к воде, чтобы помыть сапоги. Когда поднималась наверх с дровами или сеном, протирала их в траве. Во дворе она садилась на крылечко, снимала сапоги, вытряхивала крошки, травинки и оставляла в сенях, чтоб обсохли сверху. Если это был теплый вечер, то на поленницу, если прохладно, то заносила домой и ставила на печку. За вечер ещё не раз поправляла сапоги. Проверяла, как сохнут, не расползлись ли швы заплатки. Качество резины было жутким, поэтому в местах сгиба сапоги рвались, туда Анными пришивала резиновые заплатки, и они ещё долго служили ей.

Приобретение новых сапог – это целое событие. Во-первых, их редко привозили в магазин, а, во-вторых, денег не всегда хватало. Большую часть времени проводила в лесу, на воде, поэтому жизнь, здоровье, самочувствие зависело от состояния обуви. В годы Великой Отечественной войны Анными с женщинами рыбачила для фронта. Испытала и голод, и холод. С того времени бережное отношение к обуви на всю жизнь оставило отпечаток.

Опишу подробно один летний день. Утром Анными выходила на улицу, затапливала айкёр (маленькую уличную печку), кипятила чай. Когда заходила домой, то с радостью сообщала, что хорошая погода, будет хороший день. Это означало, что нам пора вставать, некогда лежать. Собирались недолго. Спускались к реке, садились в калданку и отправлялись на покос. Это самый яркий эпизод из детства, самый любимый, дорогой сердцу. С утра яркое солнце, ровная гладь реки. На переднем сиденье сидит Неля, гребет веслами. Время от времени они меняются местами с Анными. Я сижу сзади с одним веслом, тоже гребу, попутно направляя движение лодки. Моё весло выполняет функцию руля. Лодочка легко скользит по воде. Нам с Нелей хочется петь, громко разговаривать, но Анными не разрешает. На воде нельзя шуметь. Лишь негромко напеваем в такт движений весла и лодки: «Лёпиям пул-пул, хопиямтюл-тюл».

Сначала подъезжаем к сорику и проверяем сетку. Сеть старенькая, много порванных мест. Радуемся улову, особенно сырочкам. Их бывает немного – два-три сырочка. Анными, выпутывая рыбу из сетки, приговаривает: «Илпхюлие», «Тынангхюлие», «Сорненг ям хюлие». Иногда приятный ветерок насору обдувает нас и поэтому комаров не очень много. Мы закрепляем калданку к палке, выбираем самого свежего сырка, чистим его на широкой части весла, затем лопасть весла обмакиваем в воду – оно снова чистенькое и начинаем разделывать на весле сырка. Достаем соль, черный хлеб и смакуем свежие кусочки сырой рыбы. А вокруг бесконечные водные просторы, стремительное ныряние чаек, шелест крыльев взлетевших уток, плеск воды за низким бортиком калданки. Возможно, именно эти яркие эпизоды детства сформировали моё мировоззрение в будущем. Я не могу жить в городской квартире, мне нечем дышать в мегаполисах, я не ем сосиски, дошираки.Вкус свежей рыбы с чёрным хлебом и солью, ароматная уха, мороженая строганина, малосолка, жареная рыба – ничего нет вкуснее для меня, как и для моих сородичей.

Закончив трапезу, мы едем к месту нашего покоса. Там быстро разводим костёр, вешаем чайник, котёл для ухи и с удовольствием пьём горячий чай, вылавливая из него палочкой листочки смородины, комаров. Уху пьём по желанию, так как Анными уже не терпится приступить к работе. Она начинает ворошить сено, мы тоже подтягиваемся, когда подвесим еду повыше на сучок дерева. Иначе собака Лэпка доберётся до еды. Мы не были полезными помощниками на покосе. Она не заставляла нас постоянно работать. Когда надоедало ворошить деревянной рогатиной сено, мы с Нелей баловались у реки, рвали цветы, бродили в воде. Приносили дрова к костру, рвали смородиновые ветки для чая, грузили на калданку дрова. Обратная дорога была легче, так как мы двигались по течению. Но друг друга уже не видели, так как волокуша с сеном возвышалась посередине лодки. На носу калданки лежали дрова. Нам передавалось настроение Анными. Она радовалась, что день прошёл не зря. Мы были уставшие, но довольные.

^ Про хасок

Во время телевизионной передачи про путешественника с собаками - хасками Дмитрий Кондин вспоминает:

-Интересно, этот или нет, проезжал мимо нас? Было это в девяностые годы. Ехали на «Сороковке» в районе Полновата. Смотрим, на реке появляется парусник – это непривычное зрелище для судоходства на Оби. Через некоторое время приближается к нам катамаран, на котором сидит путешественник, а в лодках по краям собаки-хаски. Не помню сколько – шесть, может больше. Мужчина плохо говорит по-русски, спрашивает, где можно купить еду для собак. В Полновате он приобретает все необходимое, мы тоже недолго задерживаемся и вместе едем до Ванзевата. Он интересуется, сколько километров до Салехарда, до Карского моря. Говорит, что зимой он будет возвращаться на собачьей упряжке. Предлагал Ледкову деньги, то ли доллары, то ли еще что, я не знаю, но не рубли. Ледков не взял. Возле Ванзевата мы отцепили его, и катамаран понесло вниз, в сторону Салехарда.

^ Не засоряйте русский язык!

Виолетта Анваровна – учитель русского языка и литературы. Ее преданность профессии проявляется во всем. Она бережно относится к словарям, к авторитетным источникам по теории языка. Изо дня в день занимается разбором глаголов, существительных, прилагательных ... Анализ текста русской словесности - это истинное наслаждение для Виолетты Анваровны. С какой любовью она листает страницы произведений, открывая все новое и новое для себя, учеников. Из привычного мира русской словесности ей приходится отрываться во время отъезда Софьи Романовны и временно исполнять обязанности директора. В этот период в ней чувствуется повышенное волнение, некоторая нервозность. Особенно это проявляется, когда по телефону нужно дать в Комитет образования срочную информацию. И вот в один из таких телефонных звонков и возникает слово «дератизация». Начальственный голос из телефонной трубки вещал: «Почему не произвели дератизацию? Как могли допустить, что не произведена дератизация?» Конечно, она организовала все для проведения нужных процедур, дала исчерпывающую информацию в очень короткие сроки. Но это слово из мира санэпидстанции (дератизация – истребление грызунов) надолго засело в ее сознании. Время от времени она выдыхала свое привычное междометие: «Уф»,- и неизменно добавляла с сарказмом, - дератизация».

Сбор ягод

-Ноги болят, колени больные. Ночью плохо спала – с ногами мучилась…..

Бабушка Степанида Петровна сидит на полу и поглаживает больные ноги. Дочери ей сочувствуют. Предлагают мазать на ночь камфорным спиртом. Мы, дети, слушаем причитания бабушки и не верим её жалобам. Знаем, как «болят» её ноги в лесу, во время сбора ягод. В это время у неё ничего не болит. По лесу проходит такие расстояния, что за ней трудно угнаться. Особенно легко идёт по болоту. Во время сбора морошки стоит невыносимая духота, мошки лезут в глаза, уши, кусают беспрерывно. Всё тело чешется от укусов, постоянно хочется пить. С надеждой смотрим на бабушку: скоро ли она скажет, что на сегодня хватит. Она не замечает духоты, мошек, палящего солнца. Её согнутая над болотной кочкой фигура мелькает то здесь, то там. Для неё в это время мы перестаём быть детьми. Разговаривать с ней бесполезно. В ответ мы можем услышать только два выражения: «Солнце ещё высоко!» или «Щи арт мёрх сямиет – акта!» (Столько морошки – собирай). Бабушка никогда не искала нас , не аукала, так как кричать в лесу нельзя. Зачем лишний раз беспокоить лесных жителей. Мы знали, что должны были находиться рядом с ней, но и близко нельзя было собирать морошку. Она обязательно сделает замечание: «Муя нюл елпия лунсан» (что ты под самый нос залезла!?).

Единственное удовольствие в лесу – перерыв на чай. Готовим сухие веточки для костра, разжигаем огонь и вешаем котелочек над огнём. Садимся вокруг дымящего чая, разложенной еды и начинаем смаковать. Каким ароматным кажется чай, какими вкусными кажутся сушки, часто непрокусываемые, но размоченные в лесном смородиновом или брусничном чае приобретают совершенно неповторимый вкус. Но долго рассиживаться нельзя. Разве бабушка даст посидеть!!! Мы закладываем мокрым мхом костёр, заливаем болотной водой тлеющие головёшки и вновь приступаем к сбору ягод….. Едим вдоволь морошки. Спелую сразу в рот!!! Вкуснота необыкновенная!!! Весь ягодный сезон бабушка проведёт в лесу. Скоро поспеет брусника, затем клюква, соберёт и черёмуху. Голубику и чернику не собирает, так как сахара много надо. За лето бабушка пройдёт много километров, пронесёт за плечами в берестяном хинте не один десяток килограмм ягод. Про больные ноги в сезон ягод не рассуждает. Это будет гораздо позже.

Следующее поколение, её дочери, будут такими же заядлыми ягодницами. Поколение внучек, правнучек тоже будут собирать ягоды. Так устроена психология северянок, жительниц таёжной глубинки. Все дела, считают они, подождут. Главное, вырваться в лес. Немногословные, сдержанные на эмоции, идут женщины из леса уже изрядно уставшие, загруженные. На крышке берестяного хинта за спиной привязан узелок с ягодой, не поместившейся в переполненный хинт.

Осенью рано темнеет, поэтому обходят скользкие ручьи, стараются внимательнее смотреть под ноги, чтобы не споткнуться, не рассыпать ягоду. Когда идут в лес, ещё налегке, переступают через ствол упавшего дерева. Возвращаясь назад, обходят по контуру этого дерева, так как уставшим ногам уже трудно переступить через него. Чем ближе деревня, тем больше желание быстрей попасть домой, попить горячего чая. Но вдруг одна из наших ягодниц, Молданова Анна Леонтьевна, останавливается, снимает со спины тяжёлый хинт, ставит на землю и подходит по скользкой няше к ручью, в котором плавают мальки. Наклоняется к луже, зачерпывает в ладошки мальков и несёт их к руслу реки. Там выпускает их в воду. Мы, уставшие, с трудом передвигающие ноги, тоже снимаем ношу и присоединяемся к спасению мальков из пересохшего ручья. Как она сумела в сумерках разглядеть пересохший ручей и откуда в ней, пожилой женщине, взялись силы – остаётся только удивляться!!!

Уроки бережного отношения к природе, уроки трудолюбия, терпения мы получали от бабушек, матерей во время наших ягодных походов.

^ Славянский ход

Прежде чем описать приезд экспедиции «Славянский ход-2006», мне хочется вспомнить свою бабушку Молданову Степаниду Петровну, прожившую долгую трудовую жизнь. В её маленьком, уютном домике со скромным убранством было слишком чисто. Некрашеный пол она не просто мыла, а скоблила ножом добела. Маленькие скамеечки тоже были выскоблены добела ножом. На аккуратненьком столике, стоявшем в углу, не было ничего лишнего. Пища накрывалась сверху тряпочкой. В честь нашего прихода она заносила с улицы замороженную ягоду. Это была или морошка, чуть-чуть припущенная сахаром, или черёмуха с растопленным рыбьим жиром. Ели мы из самодельной посуды: или берестяной сён (чашечка), или деревянная чашка (юх ан). Что же в её домике было необычным? Это была икона. Маленькая, потемневшая. Среди скудного убранства она смотрелась инородным телом. Хотелось потрогать руками, разглядеть, но бабушка не разрешала брать её в руки. Строгая, сдержанная на чувства, немногословная, она лишь отвечала, что икону дал поп, который приезжал из Берёзово. Для бабушки, жившей по законам, традициям, основам языческой веры, было понимание, что икона – это икона!! И трогать её без надобности нельзя!!! Таким было моё первое знакомство с христианством. Чуть позже, подростком, я спрашивала у своих тёток, кто давал им такие красивые имена. Они рассказывали, что после ледохода родители увозили родившихся за эту зиму ребятишек в Берёзово, где поп в церкви окунал ребёнка в воду и, вынимая из чана, выкрикивал имя: Анна, Степан, Кузьма, Мария, Ольга, Екатерина, Ксенья… Так что взаимопроникновение христианства и язычества имеет глубокие корни.

А теперь подробнее о тёплом летнем дне 2006 года, когда все жители деревни высыпали на берег Оби, ожидая прибытие теплохода «Славянский ход». И вот вдали появляется большой белый теплоход. Медленно приближается к берегу. Спускают трап. Первым на трап ступает священнослужитель отец Антоний, за ним в вышитом русском костюме худенькая стройная женщина Лоншакова Екатерина Владимировна - руководитель «Общества русской культуры». За ними спускаются студенты, аспиранты, исследователи и остальные члены славянского крестного хода. Выстраивается колонна, все двигаются к центру деревни – сельскому клубу. Программа крестного хода обширная. Желающих креститься отец Антоний приглашает к реке Обь. Возрастных ограничений нет. Почти все жители идут к реке. Родители за руки ведут ребятишек, несут на руках. Люди по одному разуваются, заходят в воду, и поп окунает три раза головой вниз, произнося при этом молитву. И всё – человек крещён. Надо сказать, в это время в клубе по программе должны были петь. Но Екатерина Владимировна волнуется, спрашивает: «А почему никого нет? Почему так мало людей?» Ей объясняют, что все жители на крещении у реки. Выступление переносят на более позднее время. И вот народ собирается в клубе. На сцене мальчики. Начинают петь. Для деревенских жителей, никогда не бывавших в церкви, в театре, тем более в опере, это было такое открытие!! Все сидели молча!

Шоковое состояние длилось на протяжении всего сольного исполнения. Когда закончилось пение, люди молча шли к выходу. Участники экспедиции пытались выяснить впечатления слушателей. Но для деревенских жителей, слушающих популярные песенки, такое пение было непонятным. Пение, от которого могут мурашки по коже бегать или волосы на голове шевелиться – это неизведанное ощущение. Они молча выходили из клуба, стараясь быстрее «проскользнуть» мимо гостей. Что творилось в их душе!?!? Смятение. Я думаю, что смятение. Хотя хочется сказать для пафоса: восторг. После отъезда теплохода люди вновь вернулись к своей будничной жизни. В один из дней захожу к одной из своих соседок. Между нами происходит следующий диалог:

- Интересно, правда или нет, что крещеному человеку пить нельзя?

- Да, нельзя. Это грех.

-Что, и материться нельзя?

- Нельзя. Это тоже грех.

-Ой, что хоть делать?

Конечно, моя соседка так и не смогла отказаться от своей пагубной страсти к алкоголю, но её первое время очень смущало это обстоятельство.

Каждый по-своему носит в душе момент прикосновения к основам христианской религии. Кто знает, у кого из жителей этой глубинки в момент трудной жизненной ситуации или в момент радостного события возникнет в памяти солнечный день крещения?! У кого из детей и при каких обстоятельствах всплывут в памяти звуки сольного исполнения, как у меня возник образ моей бабушки, возле которой я чувствовала себя такой защищенной, спокойной.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЯ выбрала не того мужчину
В первом разделе книги мы поговорим о судьбе женщин, которые связали свою жизнь с неподходящим мужчиной. Будучи психотерапевтом,...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЗанятие по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма
Актуальность: Ежегодно на автодорогах России получают травмы в дтп тысячи детей. Жизнь каждого человека бесценна, а ребёнка – особенно....

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconКонкурс «Держава». Номинация «Русский мир»
Можно с уверенностью сказать: каковы слова, которые мы слышим и читаем вокруг себя, таков и наш внутренний комфорт, общественно-психологический...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconТема: правила
Цель: сформировать у детей как можно более общее представление о правилах поведения, показать их роль в упорядочивании жизни людей....

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconФормирование у дошкольников представления о безопасном поведении...
Здоровье – главная ценность человеческой жизни, как сама жизнь. Многих взрослых волнует: осознаёт ли наш маленький горожанин ценность...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconКнига Джонатана Давида «Апостольское служение»
Никто не повлиял на меня так сильно, никто не смог изменить мою жизнь так, как этот человек. Господь продолжает служить Своей чудеснейшей...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconПроведен анализ существующих систем мониторинга состояния человека,...
Проанализированы существующие методы, подходы и датчики, применяемые для снятия жизненно важных показателей человека

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconОзнакомьте ваших детей с содержанием этой памятки «как не стать жертвой...
Памятка предназначена для родителей, детей и каждого из нас, кто

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЗадачи: Формирование ценностных ориентаций, отвечающих интересам...
Обеспечение индивидуального развития каждого ребенка в соответствии с его возможностями

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconСоставитель и технический редактор: Тимофеева С. И
Библиографический список «История инженерного дела» отражает основные этапы развития техники в России и за рубежом, рассказывает...


авто-помощь


Заказать интернет-магазин под ключ!

При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную