Психотехнологии измененных состояний сознания






НазваниеПсихотехнологии измененных состояний сознания
страница1/47
Дата публикации19.01.2014
Размер8.07 Mb.
ТипКнига
auto-ally.ru > Психология > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

В. В. КОЗЛОВ

ПСИХОТЕХНОЛОГИИ ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ

Методы и техники


Книга доктора психологических наук, профессора Владимира Василье­вича Козлова знакомит читателей с новейшими интенсивными психотех­нологиями, использующими необычные состояния сознания для интегра­ции и трансформации личности. Задача, поставленная и во многом решен­ная автором, фантастической сложности — проанализировать широчай­ший пласт идей, связанных с тем, как человек может реализовать себя наилучшим образом. Диапазон рассматриваемых в книге концепций и под­ходов просто поражает: от древних шаманских, разработанных несколь­ко тысячелетий назад, до ультрасовременных, появившихся в последние десятилетия. В книге приведено множество методов и техник, которые при­меняются на тренингах личностного роста.

Книга адресована психологам, психотерапевтам, психиатрам, исполь­зующим в работе с клиентами трансовые психотехники, гипноз и другие виды измененных состояний сознания, а также студентам, аспирантам, преподавателям вузов и всем, кто интересуется психологией и психотех­никами личностного роста.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Мазилов. Предисловие

Введение.

^ ГЛАВА 1. ОБЩАЯ СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С КЛИЕНТОМ

В ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЯХ СОЗНАНИЯ.

Пространство состояний сознания

Способы вхождения в измененные состояния сознания

Гиперстимуляционные методы

Гипостимуляционные методь

Особенности вхождения в ИСС в зависимости от способа

Тезисы интегративной психологии.

Ресурсные и расширенные состояния сознания

в русле интегративной психологии

Холотропное сознание — поиск души

Основные моменты стратегии

Клиент осознающий и играющий.

Психолог как духовный наставник

Содержание зоны «НЕ ТАК»

Языки сознания.

Язык ощущений.

Язык эмоций.

Язык образов

Язык символов.

Язык знаков

Алфавит дхарм.

Язык Дао.

Язык архетипов

Программа и аналитическая

схема взаимодействия с клиентом.

Интегративная методология.

Как мы понимаем интеграцию.

^ ГЛАВА 2. ТЕАТРЫ СОЗНАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ

Карты бессознательного.

Личность и личностный рост

Трансформация

«Я»-материальное

Основные тенденции личности и группы.

«Я»-социальное.

«Я»-духовное

Соотношение основных структур

Личность во временном континууме

«Я»-реальное и «Я»-потенциальное.

Хаос икосмос вличности

«Не-Я».

Поход в «не-Я» .

Равностность

Мудрость

Духовный кризис: структура и динамика

Структура духовного «Я» .

Основные тенденции духовного «Я».

Интегральная характеристика — уровень витальности

Трансперсональное измерение психодуховного кризиса

Основные причины духовного кризиса.

Основные психоэмоциональные паттерны

переживаний духовного кризиса

У грани

Основные этапы развития духовного кризиса.

Стратегии консультирования и психотерапии

при психодуховных кризисах

Проблемы эмпирического исследования

психодуховного кризиса.

^ ГЛАВА 3. СВОБОДНОЕ ДЫХАНИЕ

КАК ЦЕЛОСТНАЯ ИНТЕГРАТИВНАЯ ПСИХОТЕХНОЛОГИЯ.

Общее определение.

Теория и практика

Пять элементов Свободного Дыхания.

Полное расслабление.

Связное дыхание

Объемное внимание

Гибкость контекста.

Активное доверие

^ ГЛАВА 4. ТРЕНИРОВКА ОСОЗНАНИЯ

Основы медитации.

Расслабление.

Сосредоточение.

Собственно медитативное состояние

Практика медитации

Расслабление в позе для медитации.

Внутренняя настройка на медитацию

Выход из медитации

Медитация с концентрацией на дыхании.

Медитация с использованием мантры.

Иисусова молитва

Медитация на природные объекты

Медитация на Мастера.

ь^Мж

Медитация на свечу

Медитация «Лотос с тысячей лепестков»

Ментальная медитация.

Медитация «Колесо времени»

Медитация «Древо Жизни»

Визуализация расширения.

Базовый тренинг осознания

Подготовка к упражнению

Интеграция зон

^ ГЛАВА 5. МАСТЕРСТВО ДЫХАНИЯ ЭНЕРГИЕЙ

Наблюдение задыханием.

Задействование выдоха.

Энергизация сердца.

Фонтанное дыхание

Звук и дыхание

Дыхание животом.

Выравнивание потока

Четырехсекционное дыхание.

Дыхание с реверсией.

Переменно-ноздревое дыхание

Упражнение на задержку дыхания.

Двухфазное дыхание

Дыхание хаоса.

Дыхание нэйдань

Эмбриональное дыхание.

Дыхание в потоке Ци

/. Промежуточные дыхательные упражнения.

II. Полное дыхательное упражнение.

III. Дыхание с задержкой.

IV. Комплексные дыхательные упражнения

V. Подражательная система дыхания

Дыхание по чакрам.

Хаотическое дыхание.

Дыхание муладхары.

Дыхание со звукоформами.

Шаг Силы.

^ ГЛАВА 6. ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РЕБЕФИНГА.

Основные определения.

Идеи и технологии.

Йога бессмертия.

Очищение.

Карма-йога.

Мантра-йога.

Любовь — духовная общность

Милость.

Уважение.

Водный ребефинг (в холодной воде)

Предварительные условия

Процедура проведения.'

^ ГЛАВА 7. ХОЛОТРОПНОЕ ДЫХАНИЕ

Основные определения.

Предварительные условия

Программа занятий (однодневный модуль).

Количество участников.

Музыкальное сопровождение

Несколько практических советов.

Подготовка физического и психологического

пространства перед сессией

Структура сессии.

Теоретический раздел.

Инструктаж перед сессией

Танец холонавта

Два потока интеграции.

Памятка для сидящих

Памятка для дышащих

Несколько слов о дыхании.

Распределение на пары ситтер — холонавт.

Несколько дополнений до начала процесса дыхания

Релаксация.

Дыхательная сессия

Информация по подготовке специалистов.

^ ГЛАВА 8. ВАЙВЕЙШН. ЖИЗНЬ КАК ОКЕАН БЛАЖЕНСТВА

Основные определения.

Пять элементов вайвейшн.

Этовайвейшн

Несколько упражнений.

Парный вариант

Групповой вариант.

^ ГЛАВА 9. ДМД: ДЫХАНИЕ - МУЗЫКА - ДВИЖЕНИЕ

Основные определения.

Предварительные условия

Музыкальное сопровождение

Структура сессии.

Разогрев

Распределение на пары.

Инструктаж перед процессом.

Инструктаж для ассистентов (сидящих)

Инструктаж для дышащих

Релаксация.

Дыхательный процесс.

Проговор

Завершающие ритуалы и упражнения.

^ ГЛАВА 10. КОНТЕКСТУАЛЬНЫЕ ТРЕНИНГИ И УПРАЖНЕНИЯ.

Основные определения.

Тренинг «Возрождение»

Медитация «Здесь и сейчас».

Лекционная подготовка

Визуализация зачатия

Упражнение «Мать — дитя».

Прохождение родового канала

Упражнение «Колыбель»

Тренинг «Изнанка жизни»

Визуализация Смерти.

Посвящение в Смерть.

Тренинг физического бессмертия.

Часть первая.

Часть вторая

Часть третья.

Аффирмации.

Определение аффирмации

Работа с аффирмациями.

Способы работы с аффирмациями

Эмпауэрмент

Проба внутренней почвы

Подготовка внутренней почвы

Создание утверждения и образа

Психотехника «реинкарнационной терапии».

Теория.

Предварительные условия

Процесс расслабления — «Золотая жидкость»

Процедура проведения.

Интеграция опыта.

Континуум

Подготовка к процессу.

Инструктаж.

Проведение процесса

Танец дервиша

Первый вариант

Второй вариант.

АнимаиАнимус

Техники работы в образном пространстве

Упражнение 1

Упражнение 2

Шаманские психотехники

Путешествие в Нижние Миры

Путешествие за Силой Животного

«Танец Птицы»

Визуализация образов животных как метод работы с чакрами Проведение визуализации.

Глаза в глаза.

Основные форматы работы.

Базовое упражнение «Глаза в глаза»

Процесс с «дискомфортным партнером»

Процесс «Глаза в глаза» с использованием аффирмаций

^ ГЛАВА 11. ПСИХОТЕХНИКИ

ТАНЦЕВАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ.

Тропа танца

Трансовые танцы

Предварительные условия

Настройка.

Аутентичное движение

Наблюдение и движение-.

Джаз тела

Танец четырех стихий

Танец по рисунку

Предварительные условия

Инструкция.

^ ГЛАВА 12. ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЕ ТЕХНИКИ

Базовые принципы телесно-ориентированных

психотехнологий. История и теория

Театр прикосновений

Техника исполнения

Исследование мышечных напряжений

«Контрастное напряжение»

«Перекат напряжения».

«Огонь—лед».

«Ртуть».

«Зажимы по кругу».

«Центр тяжести».

«Растем»

«Потянулись — сломались».

«Насос и надувная кукла».

«Групповая скульптура»

«Марионетки».

«Согласованные действия».

«Оправдание позы»

«Человек и его тень».

«Зеркало».

«Японская машинка».

«Ритм по кругу».

«Предмет по кругу».

«Фраза по кругу».

«Слово — глагол»

«Сиамские близнецы».

«Разговор через стекло»

«Скалолаз».

«Мартышки»

«Заросли».

«Рассмотрение позы».

«Поворачивание головы».

«Бог ведет тебя».

«Атмосфера»

«Скульптор и глина».

«Темп — жанр — скульптура».

«Телевизор».

Фокусированная работа с телом

Основные правила

Выход из процесса

Схемы работы

Несколько дополнений по фокусированной работе с телом

Виды контакта при работе с телом.

Как узнать, что именно делать

Поддержка посредством невербальной коммуникации

Техники для определенных участков тела.

Некоторые общие приемы

Холистический палсинг.

Техника палсинга

Голова птицы

Балансировка энергии.

«АркаЛоуэна».

Прогиб таза.

Техники Рейки.

^ ГЛАВА 13. МЕТОДЫ ИНТЕГРАЦИИ ОПЫТА.

Проговор.

Самоотчеты

Рисование мандалы

Завершающие ритуалы дня

Завершающие ритуалы тренинга

Некоторые дополнения к интеграции.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Проповедь о пяти благородных истинах.

Список использованной литературы

ПРЕДИСЛОВИЕ

Как хорошо известно, habent sua fata libelli. Римский грамматик Те-ренциан Мавр (I —II вв.), впервые сформулировавший этот тезис, ут­верждал, что книги имеют свою судьбу в зависимости от того, как их принимает читатель. Как примет читатель эту книгу, мы пока можем только предполагать. Несомненно, этот труд найдет своего читателя.

На самой заре так называемой перестройки — в 1985 году через центр технических переводов появился объемный машинописный текст на русском языке двух американских авторов — Дж. Фейдимена и Р. Фрейгера, озаглавленный «Личность и личностный рост». В течение ближайших пяти лет сей труд разошелся в бесчисленном количестве ксеро- и фотокопий. Именно по этим полуслепым ксеро­копиям открывали для себя молодые отечественные психологи лично­стные концепции и техники персонального и социального роста — как разработанные западными психологами (Фрейдом, Адлером, Юнгом, Райхом, Скиннером, Роджерсом, Маслоу и др.), так и созданные в восточной традиции — в суфизме, дзен-буддизме, йоге и индуиз­ме. Значение работы Фейдимена и Фрейгера вряд ли можно пере­оценить — в те времена на русском языке не существовало тех мно­гочисленных руководств и пособий по теориям личности, которые за­полонили сегодня полки магазинов и книжные развалы.

Диапазон рассматриваемых автором настоящей книги концепций и техник просто поражает: от древних шаманских, разработанных 40000 лет назад, до ультрасовременных, появившихся в последнее десятиле­тие. Отметим, что задача, поставленная и во многом решенная автором, фантастической сложности — проанализировать широчайший пласт идей, выработанных человечеством и связанных с тем, как человек может реализовать себя наилучшим образом. Сказанного вполне дос­таточно, чтобы отчетливо понять: написать такую книгу — значит со­вершить поступок, причем достаточно дерзкий. На это нужно иметь право. У автора настоящей книги оно, несомненно, есть. Писать про личностный рост имеет право тот, кто сам испытал, что это такое. Для меня Владимир Козлов — один из самых ярких примеров self-made man'a. Он человек, нашедший свой индивидуальный путь и в результа­те радикально преобразившийся.

Я помню его студентом факультета психологии, на котором когда-то работал. Тогда трудно было даже предположить, что он будет писать книги или заниматься наукой. Когда мы встретились с Владимиром позднее, ему было уже 27 лет. Он 1983 году окончил психологический факультет Ярославского государственного университета и к тому вре­мени уже успел поработать инженером-психологом на закрытом пред­приятии в г. Перми, председателем студенческого профкома педагогического института. Предположение, что он будет писать книги и вести тренинги, по-прежнему не возникало. Проще сказать, что ни сколь-нибудь стильно писать, ни сносно выступать перед аудиторией он со­вершенно не умел. Его судьба была обычна, так же, как была обычна его должность ассистента кафедры педагогики и психологии педагоги­ческого вуза. Он уже поменял две диссертационные темы и сфера его научных интересов — проблема интеракции в неполных семьях — не обещала ничего оригинального. Его поступление в аспирантуру Ярос­лавского государственного университета мне говорило только о том, что, вероятно, будет когда-то защищена диссертация, добавляющая тоску в науку печали незнания, которая называется психологией. Его новая диссертационная тема на меня и вправду нагоняла тоску.

В 1990 году я с удивлением узнал, что Владимир начал читать в уни­верситете курс по трансперсональной психологии. В то время о трансперсональной психологии у нас вообще мало кто слышал. Было известно, что из гуманистической психологии выросло новое направ­ление — «четвертая психология», по Маслоу. Даже про Грофа и Уилбера ходило больше легенд, чем достоверной информации. Это в из­вестной степени был вызов академической науке. Более того, Влади­мир умудрился провести в спортивном зале университета первые сессии холотропного дыхания. Отдадим должное руководителям фа­культета и кафедры социальной психологии — они проявили «откры­тость навстречу новому»: впервые на территории огромной страны, которая еще называлась Советским Союзом, в государственном об­разовательном учреждении на одном из ведущих факультетов пси­хологии, началось преподавание теории и практики дисциплины, чуж­дой самому духу традиционной психологии как материалистической науки.

Неудивительно, что курс пользовался популярностью: на занятия ходили не только студенты с других специализаций, но и других вузов. Этому способствовали книги и статьи, которые Владимир стал публи­ковать в каком-то непонятно большом объеме. Те изменения, которые происходили с ним в то время, вызывали противоречивые чувства. Он начал жить так плотно, как будто хотел сделать за годы, как за десятиле­тия. Книги, написанные Козловым, выходили с такой скоростью, что превышали скорость чтения многих потенциальных читателей. Стоит специально отметить рост качества продукции: с ростом числа публи­каций совершенствовался стиль, некоторые его поздние работы напи­саны хорошим литературным языком, а некоторые просто поэтичны. Я уже не говорю о том, что появляющиеся новые идеи Владимира ста­новятся все более смелыми.

В 1994 году Владимир Козлов защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата психологических наук (по специальностям «Социальная психология» и «Общая психология» история психоло­гии»). В 1998 году, всего через четыре года, защитил докторскую дис­сертацию по специальности «Общая психология, история психологии», а в 1999 году защитил еще одну докторскую диссертацию, теперь уже по специальности «Социальная психология». В науке постепенно про­исходят существенные перемены. Диссертация 1994 года вызвала как бурные дискуссии и горячие споры, так и довольно резкие возраже­ния. Через пять лет их было значительно меньше, хотя, конечно, тоже были.

Психология еще очень молодая наука. Поэтому ее контуры, по боль­шому счету, еще не определились: до сих пор активно обсуждается, какой должна быть эта замечательная наука. Уместно напомнить, что научной психологии всего сто с небольшим лет (выдающийся психо­лог Жан Пиаже настойчиво подчеркивал, что математике — 25 веков). Отец научной психологии Вильгельм-Макс Вундт, выделяя психоло­гию в качестве самостоятельной науки, ограничил ее рамки физиоло­гической психологией, в которой применим метод эксперимента и которая должна исследовать лишь элементарные психические явления. Весь остальной психический мир (к примеру, мышление или память) должен изучаться совсем другой психологией — психологией наро­дов. Ее статус как науки был весьма неопределенен. Психология наро­дов использовала описательные методы, что явно не соответствовало канону «чистой» естественной науки.

Сегодня, в начале XXI века, в психологии нет единства. Взгляды на то, какой должна быть научная психология, существенно различаются. Отметим, что одна точка зрения в современной психологии в извест­ном смысле продолжает «проект Вундта». Она утверждает, что научная психология должна использовать строго научные стандарты (по канону естественных наук). В соответствии с этим психология должна изучать только то, что изучать можно. Иными словами, должна «держать сини­цу» и напрочь забыть о журавлях, которые тем не менее символизиру­ют психологию в общественном сознании (мало кого волнуют вопросы психофизики, но чисто человеческие проблемы, по-видимому, почти всех). Не случайно поэты (которые, согласно Фрейду, «всегда все зна­ли») и писатели являются большими авторитетами в гуманитарных воп­росах, чем иные научные психологи. Наука должна изучать только то, что доступно проверенным методам,« замахнуться» на большее она права не имеет, так как это может оказаться «не вполне научным».

Естественно, не мог не появиться альтернативный проект. Условно назовем его «проект Маслоу». К сожалению, здесь нет возможности хотя бы в нескольких словах осветить интереснейшую предысторию этого проекта. Поэтому констатируем лишь, что появление гуманистической, а затем и трансперсональной психологии сделало очевидным, что научная психология даже во второй половине XX века (да и в начале XXI тоже — принципиально ничего не изменилось!) все же не охватывает всего «психологического пространства». Абрахам Маслоу убедительно показал, что именно наука должна обратиться к исследованию собствен­но человеческих феноменов, делающих человека человеком: науке «не нужно ограничиваться ортодоксальным подходом. Ей не нужно отре­каться от проблем любви, творчества, ценностей, красоты, воображе­ния, нравственности и «радостей земных», оставляя их «не ученым» — поэтам, пророкам, священникам, драматургам, художникам или дипло­матам. Любого из этих людей может посетить чудесное озарение, лю­бой из них может задать вопрос, который следует задать, высказать сме­лую гипотезу и даже в большинстве случаев оказаться правым. Но сколь бы он ни был убежден в этом, ему вряд ли удастся передать свою уве­ренность всему человечеству. Он может убедить только тех, кто уже согласен с ним, и еще немногих. Наука — это единственный способ за­ставить нас проглотить неугодную истину. Только наука может преодо­леть субъективные различия в нашем видении и в убеждениях. Только наука может питать прогресс. Однако факт остается фактом: она дей­ствительно зашла в своеобразный тупик и (в некоторых своих формах) может представлять угрозу для человечества или по крайней мере для самых возвышенных и благородных его качеств и устремлений. Мно­гие восприимчивые люди, особенно люди искусства, опасаются угнета­ющего воздействия науки, ее стремления разделять, а не соединять вещи, то есть — разрушать, а не создавать».

Констатируем, что Маслоу — признанный классик гуманистичес­кой психологии — призывал (как ранее Карл Юнг) психологию фак­тически к тому, чтобы охватить всю полноту человеческого бытия. Присоединимся к высокой оценке роли науки, заметив, что вряд ли перспективно на пороге третьего тысячелетия отождествлять всю на­уку с конкретными (историческими) стандартами и идеалами науч­ной рациональности. Нет абсолютно никаких гарантий, что само пред­ставление о науке и научности в третьем тысячелетии не претерпит радикальных изменений.

Научной психологии XXI века предстоит чрезвычайно непростой выбор: или сохранить в неприкосновенности старое понимание «на­учности» и продолжать разрабатывать привычные проблемные поля (изучать лишь доступные известным научным методам феномены, а все выходящее за пределы привычно объявлять ненаучным), либо «по­ступиться» строгой научностью и пытаться охватить научными поня­тиями всю полноту душевной жизни человека. Естественно, что вто­рой путь сложен и тернист, там могут случиться и неудачи. Но зато психология остается психологией (в соответствии с этимологией — наукой о человеческой душе).

На наш взгляд, выбор Маслоу более перспективен. В конечном сче­те такое решение способствует росту знаний о том предмете психоло­гии, который зафиксирован в самой этимологии этого слова. (В скоб­ках заметим, что многие из сугубо научно-психологических исследо­ваний, несомненно, способствуют приросту знаний, но их психологи­ческая ценность — я имею в виду познание собственно психического мира — небесспорна).

Будущее за проектом Маслоу. Подчеркнем, что в данном случае (проект Маслоу) речь идет не о выборе между «наукой» и «не-наукой»: сама наука о психическом должна измениться, поэтому неизбежно должны измениться и представления о научности в психологии. На­ука будущего будет другой. Такой выбор — кроме всего прочего — обусловливает необходимость решения нескольких важнейших мето­дологических вопросов психологии. Первым среди них является пе­ресмотр самого предмета психологической науки. Должно быть сфор­мулировано максимально широкое его понимание. Тогда станет оче­видно, что традиционная научная психология — это часть психологии в целом, но, естественно, не исчерпывающая «реального психологи­ческого пространства». Кроме традиционных психологических «из­мерений» существуют и другие (например, трансперсональное), и, таким образом, благодаря наличию «операционального стола» (роль которого должно сыграть новое, подчеркнем, широкое понимание пред­мета), будет возможно их реальное соотнесение. Роль технического «инструмента», позволяющего осуществить такого рода соотнесение, должна выполнить коммуникативная методология. Хотя ее разработ­ка — задача психологии XXI века, эскиз уже существует. Возможно, «проект Маслоу» — расширение реальных границ научной психоло­гии на все психологическое пространство, охват психической жизни индивида во всей ее полноте — состоится. Хочется надеяться, что пси­хологию ждут перемены в направлении, указанном признанным клас­сиком гуманистической психологии (а по нашему мнению, психоло­гии вообще, если она, конечно, претендует на то, чтобы не начинаться со строчной буквы).

Несомненно, Владимир Козлов — сторонник и продолжатель про­екта Маслоу. Очевидно, что его книга представляет собой своего рода «введение в психологию» нового века, отвечающего требованиям Мас­лоу. Это вовсе не означает, что все в книге может быть принято безо­говорочно. Некоторые положения дискуссионны, иные спорны. Впро­чем, по-другому и быть не может.

В настоящий момент Владимир Козлов — основатель и лидер на­учно-практического направления — интенсивных интегративных психотехнологий, а также теоретического воплощения этого направ­ления — интегративной психологии. Интересны разработанная им многоуровневая методология психосоциальной работы с населени­ем, а также теория личностных кризисов. Книга Козлова свидетель­ствует: он успешно разрабатывает новое понимание психического, интегрирующее в себе как древние духовные традиции, так и резуль­таты современных исследований в области нейрофизиологии, ант­ропологии и этнографии, глубинной психологии и феноменологии измененных состояний сознания.

Принцип целостности, подразумевающий понимание психики как чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизую­щейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в со­стоянии динамического равновесия и производить новые структуры и формы организации, для автора книги является ведущим. Он пред­полагает интегративный подход к сознанию, отказ от антропоцентриз­ма и холистическую ориентированность трансформации. Частные методологические принципы, такие, как принципы соотнесенности, потенциальности, позитивности и многомерности истины, являются новым словом в прикладной психологии и аргументированным при­зывом к новым стратегиям взаимодействия с клиентом как объектом социальной и психологической работы.

Владимиром Козловым предложены структура, основные тенден­ции, стадии, цели трансформации и интеграции личности, авторская концепция состояний сознания, гипотеза об изначальном состоянии как базового мотиватора духовного поиска человека и сформирована стратегия взаимодействия с личностью в кризисном состоянии.

Он является известным групп-лидером в России (провел около 400 тренингов личностного роста с участием более 15000 человек). Наи­большей известностью пользуются две его авторские тренинговые программы — профессиональный тренинг «Инсайт» и «Духовные пу­тешествия». Кроме того, известно множество других тренингов, ко­торые он разработал, сформировал и провел во многих городах Рос­сии, в ближнем и дальнем зарубежье. Немногие практические психо­логи могут похвастаться подобной неистощимой творческой силой: «Анима и Анимус», «Изнанка жизни», «Чарующее путешествие в «Я», «Деньги и Духовность», «Холотропное сознание», «Танец Духа»... По впечатлениям его постоянных учеников, он не повторяет ни одного тренинга, и каждое групповое занятие уникально. Наверное, поэтому его занятия, несмотря на сложность текстов и практик, всегда собира­ют достойную аудиторию.

Владимир Васильевич имеет более 300 публикаций, из них 25 моно­графий, 30 научных сборников, вышедших под его редакцией, 23 учеб­но-методических и учебных пособий. Он член редколлегии ряда науч­ных журналов, а также главный редактор журналов «Вестник интег-ративной психологии» и «Человеческий фактор: Социальный психолог». Наиболее известны его монографии «Психология Свободного Дыхания. Феноменология расширенных состояний сознания», «Пять принципов гармоничной жизни», «Интенсивные интегративные пси­хотехнологии. Теория. Практика. Эксперимент», «Дао трансформа­ции», «Основы трансперсональной психологии. Истоки, история, со­временное состояние», «Социальная работа с кризисной личностью».

Владимир Козлов не только исследователь, не только психолог-прак­тик, но и известный организатор науки. Он заместитель председателя докторского диссертационного совета по психологии. Под его руковод­ством уже защищено 30 кандидатских и 3 докторские диссертации. Он является организатором и координатором более 32 международных и региональных конференций. Особенной известностью пользуются два его ярославских проекта — конференция «Интегративная психология: теория и практика» (проводится ежегодно в апреле), Международный конгресс «Социальная психология XXI столетия» (проводится ежегод­но в сентябре). Владимир Васильевич — исполнительный директор и действительный член, вице-президент Международной академии пси­хологических наук, а также академик ряда отраслевых академий.

В своей книге «Духовные странствия» Владимир пишет: «Беспре­дельное и постоянное расширение своих возможностей, которые мог­ли бы послужить другим во благо — вот истинное стремление». Не подлежит сомнению, что эта книга поможет многим расширить свои реальные возможности и реализоваться на благо себе и другим. Не­сомненно также и то, что этот научный труд вносит вклад в становле­ние психологии нового века, когда она будет — в полном соответствии с мнением великого Аристотеля — наукой о наиболее «возвышенном и удивительном».

Владимир Мазилов, доктор психологических наук, профессор
ВВЕДЕНИЕ

^ Истинно, истинно говорю вам:

если пшеничное зерно, пав на землю,

не умрет, то останется одно:

а если умрет, то принесет много плода.

От Иоанна, 12:24

Я сижу перед компьютером и обнаруживаю себя грызущим малень­кую деревянную матрешку с алым букетом на груди.

Всем знакома трудность передачи душевного состояния словами. Мы жестикулируем, гримасничаем, иногда издаем нечленораздельные зву­ки. Многое из того, что не можем передать словами, мы выражаем те­лом, эмоциями, образами. В конце концов, каждый может закончить свое сообщение словами: «Ну, ты же понимаешь, что я хочу сказать», — и вроде вправду все становится понятным.

Сейчас, когда я описал свое состояние, мне становится спокой­нее. Я осознаю, что могу быть уверен в том, что сумею воплотить эту книгу и быть понятым... Эта уверенность обусловлена несколькими причинами.

С одной стороны, многие из вас, дорогие мои читатели, были на моих тренингах или слышали мои выступления на конференциях и представляете, кем и как излагается эта книга.

С другой стороны, все, что излагается здесь, уже есть в каждом из вас. За 15 лет совместной работы мы смогли создать общее проблем­ное и смысловое поле. Когда я буду писать о родовой травме, о бессоз­нательном или связном дыхании как об особом способе вхождения в расширенные состояния сознания, каждый из вас будет представлять, о чем идет речь. Уже создан особый язык общения.

Самая главная причина моего волнения заключается в том, что я боюсь не донести до читателя ту книгу, которая уже существует в моем сознании как реальность.

Эта книга ориентирована на практиков, тех, кто хочет сделать свою работу не только эффективной, но и приятной и безопасной.

Излагаемый материал обусловлен практикой, он взращен десятка­ми тысяч процессов связного дыхания, тысячами проблемных ситуа­ций, с которыми сталкивался автор при работе с клиентами.

Когда я буду писать о мышечных блоках и специфических приемах работы с ними или обсуждать феномен переноса во взаимоотношени­ях инструктора и участника тренинга — это будут конкретные про­блемы нашей общей работы. Эти проблемы не метафизические спекуляции, не фантазии кабинетного ученого, а имманентно присущие де­ятельности ведущего (тренера, инструктора) феномены, независимо от того, индивидуальную или групповую форму имеет эта работа-Основная цель этой работы — обобщение теоретического и прак­тического опыта применения в трансформации и интеграции лично­сти интенсивных интегративных психотехнологий (ребефинг, вай-вейшн, холотроп, ЛРТ, Свободное Дыхание, ДМД). Само направление было основано нами в начале 90-х годов прошлого столетия (В. В. Коз­лов, 1991). В книге мы хотим изложить множество методов и средств, служащих личностному росту на групповых тренингах. При этом ос­новной акцент мы будем делать на психотехнологическом аспекте, то есть на приемах, навыках, упражнениях в структуре взаимодействия с клиентом или с группами клиентов. В изложении концептуального аспекта мы будем придерживаться принципа Оккама «сущности не следует умножать без необходимости», минимальной достаточности теоретизирования.

Эта книга — плод совместного труда сотен человек, которые были участниками дискуссий и экспериментов с использованием необычных состояний сознания, а также тренингов личностного роста, которые проводил автор книги в России и за рубежом. Часто здоровая критика тех идей, которые излагаются в этой книге, была не менее важна, чем единодушная поддержка. Поэтому в первую очередь хочется искренне поблагодарить своих оппонентов, в дискуссии с которыми рождалось множество идей: Акопова Гарника Владимировича, Волкова Игоря Пав­ловича, Ерину Светлану Ивановну, Карпова Анатолия Викторовича, Коневу Елену Витальевну, Мазилова Владимира Александровича, По-варенкова Юрия Павловича, Семенова Валентина Евгеньевича, Урван-цева Леонида Петровича, Фетискина Николая Петровича.

Многие материалы и технологии этой книги реализовались благо­даря региональным организаторам семинаров и тренингов. Глубокая благодарность Тарасенко Павлу из Новосибирска, Фроловой Ольге, Бобровой Елене, Каминской Ирине, Радионовой Светлане, Протопо­повой Ольге из Иркутска, Кирич Дмитрию, Надежде Шиловой из Че­лябинска, Андрею Копылову из Петропавловска, Бобровским Людми­ле и Наталье, Качановой Наталье, Степанову Андрею из Минска, Вере-меенко Наталье из Екатеринбурга, Гнедому Геннадию из Норильска, Маргарите Горячевой из Риги, Сукманюк Андрею из Москвы, Елене Баркманн из Гамбурга, Елисеенко Наталье из Израиля.

В жизни каждого есть учителя, которые играют определяющую роль в становлении профессионала. Наверное, у каждого есть свой просвет­ленный мастер — Учитель. Кто-то ищет его в Гималаях, кто-то едет в Пуну, кто-то идет в монастырь. Мне повезло в жизни — я встретил мастера еще в студенческие годы. Благодарен профессору Роговину Михаилу Семеновичу.

Хочется выразить благодарность профессору Новикову Виктору Васильевичу, президенту Международной академии психологических наук, проявившему искреннее участие и заботу при проведении на­учных исследований. Профессор Новиков — мой научный руководи­тель. И кандидатская, и две докторские диссертации были защищены благодаря его поддержке. За двадцать один год знакомства он ни разу не отказал кому-то в понимании и сопереживании. Я не встречал еще в жизни такого Человека, как Виктор Васильевич, который всегда был готов поддержать другого, невзирая ни на что, жертвуя силой, време­нем, энергией, жизнью.

Мне хочется поблагодарить моих родителей, которые уже ушли из жизни, — Надежду Михайловну и Василия Григорьевича Козловых — за беспредельную веру в чудо и возможность все время чувствовать мир живым и одухотворенным. Странствуя по жизни, они всегда пыта­лись понять ее сущность. Вслед за ними и я делаю то же самое.

Хочется выразить бесконечную благодарность моей семье: детям — Надежде, Варваре и Вадиму, которые каждую минуту работы над этой книгой наполнили абсолютно полноценной, шумной, радостной, звеня­щей жизненностью. Взрослея, они не становятся дальше, но ближе — в понимании, сопереживании, участии.

Я знаю, что любой мужчина достаточно легко может взобраться на свой социальный, материальный или духовный Олимп. Труднее под­держивать вечное и хрупкое — семью, в которой каждый был бы сча­стлив и реализован. Это возможно не за счет мужского ума, но жен­ской мудрости. Эту книгу я писал с нежной и преданной любовью к моей жене, моей Аниме, Лазарянц Ольге. Благодаря ей стала возмож­на не только эта книга, но и все основные планы моей жизни.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Психотехнологии измененных состояний сознания iconФайдыш Евгений Карма и психотравмы
В ней описывается иерархия тонкоматериальных миров, связанных с нашей планетой, их обитатели, картография. Излагаются современные,...

Психотехнологии измененных состояний сознания iconНло и высшие формы сознания
Основная мысль, которую обосновывает автор: “Адекватное исследования феномена нло невозможно без использования возможностей высших...

Психотехнологии измененных состояний сознания iconПидаев ароматерапия
Эфирные масла в лечении различных заболеваний и патологических состояний

Психотехнологии измененных состояний сознания iconПояснительная записка к проекту Программы повышения безопасности...
«Повышение правового сознания и предупреждение опасного поведения участников дорожного движения»

Психотехнологии измененных состояний сознания iconВ игровой форме закрепить зна­ния о правилах дорожного движения,...
Углубить знания о правилах поведения на улице. Довести до сознания детей, к чему может привести нарушение правил дорожного движения....

Психотехнологии измененных состояний сознания iconКонспект лекций по Экологии Лекция 1
Кризис одно из состояний среды, природы или биосферы в це­лом. Ему предшествуют или за ним следуют другие состояния и сопутствующие...

Психотехнологии измененных состояний сознания iconОао «Красноярский завод комбайнов»
Д-442 и содержит краткое описание и инструкцию по эксплуатации измененных узлов и деталей. Остальные требования к эксплуатации и...

Психотехнологии измененных состояний сознания icon1. Для какого из этих состояний характерна экспираторная одышка?
Какому диагнозу соответствуют следующие симптомы: светобоязнь, анорексия, вялость, ринорея, ларинготрахеобронхит, коньюктивит, одутловатое...

Психотехнологии измененных состояний сознания iconН. Ф. Калина основы психотерапии
З. Философия гештальта: жмзнь сознания и подвиг сознавания глава когнитивная терапия: рассудок, разум

Психотехнологии измененных состояний сознания iconКлассный час «Правонарушение, преступление и подросток»
Цель: Профилактика преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних, воспитание правового сознания учащихся


авто-помощь


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную