Липецкого областного суда






НазваниеЛипецкого областного суда
страница3/13
Дата публикации25.12.2018
Размер2.56 Mb.
ТипДокументы
auto-ally.ru > Авто-ремонт > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

^ Применение норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
1. Исходя из правового смысла положений абзаца 3 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, тождественность спора определяется не только дословным соответствием сформулированного истцом требования, но и правовым смыслом цели обращения в суд.

Указанная норма процессуального закона не допускает повторного рассмотрения и разрешения тождественного спора, то есть спора, в котором совпадают стороны, предмет и основание иска, где под предметом заявленных требований понимается материально-правовое требование истца к ответчику, а под основанием иска - обстоятельства, на которых истец основывает своё требование.
Д.С.М., Д.Ю.Э., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетней Д.К.С., обратились в суд с иском к Л.С.А., Л.Н.В. о взыскании материального ущерба в размере 47 329 руб. В обоснование исковых требований истцы указали, что 09.08.2016 г. судом утверждено заключенное между сторонами мировое соглашение, согласно которому ответчики обязались совместными усилиями и за счет личных средств в срок до 15.09.2016 г. восстановить поврежденный забор, разделяющий земельные участки сторон, а именно в пределах границы от точки «Н2» до точки «Н1». При заключении мирового соглашения было достигнуто соглашение о том, что после восстановления качество забора должно соответствовать (быть максимально близким) его состоянию до повреждения, а также соответствовать своему назначению по качественным характеристикам.

По утверждению истцов, ответчики не должным образом выполнили условия утвержденного судом мирового соглашения, работы по ремонту заборного ограждения произведены некачественно. Истцы обратились в экспертное учреждение для определения стоимости восстановительного ремонта заборного ограждения.

Согласно заключению ООО «Липецкое экспертно-оценочное Бюро» стоимость восстановительного ремонта заборного ограждения составляет 39 329 руб., за составление отчета истцами произведена оплата в размере 8000 руб.

Истцы просили взыскать с ответчиков в счет возмещения материального ущерба 47 329 руб., а также возместить понесенные ими судебные расходы.

Определением мирового судьи производство по делу прекращено по основаниям, предусмотренным абз. 3 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, со ссылкой на то обстоятельство, что имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Апелляционным определением районного суда г. Липецка указанное определение мирового судьи отменено, дело направлено мировому судье для рассмотрения по существу.

Президиум Липецкого областного суда отменил апелляционное определение, определение мирового судьи оставил без изменения, исходя из следующего.

Материалами дела установлено, что в производстве районного суда г. Липецка находилось дело по иску Д.С.М., Д.Ю.Э., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Д.К.С., к Л.С.А., Л.Н.В. о возмещении ущерба, причиненного повреждением забора в результате схода снега с крыши жилого дома, принадлежащего ответчикам. Причиненный ущерб истцы оценили в 51 000 руб.

Определением районного суда г. Липецка производство по данному делу прекращено в связи с утверждением заключенного сторонами в ходе судебного разбирательства мирового соглашения, по которому Л.С.А. и Л.Н.В. обязались в срок до 15.09.2016 года восстановить поврежденный металлический забор, разделяющий границы земельных участков в соответствии с порядком землепользования между Д-ми и Л-х по адресу: г. Липецк, ул. Н-ая, д. 4. Л-х восстанавливают забор в части его повреждения от точки «Н2» до точки «Н1». После его восстановления, как о том было достигнуто соглашение, качество забора должно соответствовать (быть максимально близким) его состоянию до повреждения, а также соответствовать своему назначению по качественным характеристикам.

В последующем истцы Д.С.М. и Д.Ю.Э. вновь обратились к мировому судье с иском к ответчикам Л.С.А. и Л.Н.В. о возмещении материального ущерба, ссылаясь на то обстоятельство, что ответчики некачественно выполнили работы по ремонту заборного ограждения, условия утвержденного судом мирового соглашения выполнили ненадлежащим образом, просили взыскать с ответчиков материальный ущерб в пользу Д.Ю.Э. и Д.С.М. в размере по 17 748 руб., в пользу Д.К.С. – 11833 руб.

Разрешая данный спор, мировой судья пришел к выводу о тождественности спора и прекратил производство по делу.

Однако, апелляционная инстанция с таким выводом мирового судьи не согласилась, определение мирового судьи отменила, указав, что предметом настоящего спора является требование истцов о взыскании с ответчиков денежных средств в возмещение материального ущерба, причиненного в результате некачественно выполненных ответчиками работ по ремонту поврежденного заборного ограждения во исполнение определения районного суда г. Липецка, которым утверждено заключенное сторонами мировое соглашение. Названные требования в рамках гражданского дела ранее истцами не заявлялись, и судом не рассматривались.

Согласно части 2 статьи 209 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения.

В соответствии с положениями абзаца 3 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон.

Предусмотренное основание для прекращения производства по делу связано с установлением тождественности вновь заявленных требований и тех, по которым вынесено и вступило в законную силу судебное постановление.

Как установлено материалами дела, 27.04.2016 г. истцы Д.Ю.Э. в своих интересах и интересах Д.К.С., Д.С.М. обратились в . районный суд г. Липецка к ответчикам Л.С.А. и Л.Н.В. с требованием о компенсации материального ущерба, причиненного истцам 31.01.2016 г. повреждением принадлежащего им забора в результате схода с крыши жилого дома ответчиков большой массы снега. Истцы просили взыскать с ответчиков материальный ущерб в размере 51 000 руб.

Определением суда по данному делу судом было утверждено заключенное сторонами мировое соглашение, условия которого приведены выше.

Обращаясь в последующем к мировому судье с настоящим требованием, истцы в обоснование заявленного иска ссылались на упомянутое мировое соглашение, утвержденное судом, утверждая о том, что ответчики не выполнили должным образом всех условий названного мирового соглашения, по их мнению, ремонтные работы заборного ограждения произведены ответчиками некачественно.

В соответствии с Федеральным законом от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" на основании определения суда может быть выдан исполнительный лист для применения мер принудительного исполнения в случае уклонения от добровольного исполнения условий, утвержденного судом мирового соглашения.

По смыслу приведенной правовой нормы в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения ответчиками условий мирового соглашения, которое утверждено определением суда, данное определение подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого судом по ходатайству истца.

Как указал президиум, изложенное не было учтено судом апелляционной инстанции.

В соответствии с абзацем 3 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации наличие вступившего в законную силу и принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения суда или определения суда о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения сторон является основанием для отказа в принятии искового заявления, а если оно принято - для прекращения производства по делу. Названная правовая норма (статья 220 ГПК РФ) предусматривает возможность прекращения производства по делу в случаях, когда право на судебное рассмотрение спора было осуществлено в состоявшемся ранее судебном процессе на основе принципов равноправия и состязательности сторон.

Под одним и тем же спором (тождественным спором) понимается спор между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, тождество спора выводится из тождества исков, заявленных к защите.

При установлении тождества оснований исков сравниваться должны конкретные юридические факты, изложенные в исковом заявлении, с фактами, на которые истец ссылался в первоначальном иске. Тождество оснований будет иметь место, если все фактические обстоятельства, на которые истец ссылается в новом исковом заявлении, входили ранее в основание иска, по которому уже был принят судебный акт.

Тождество иска определяется двумя его составными частями - предметом и основанием при совпадении субъектного состава.

Предмет иска - это конкретное материально-правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения, под предметом иска понимается подлежащее защите право истца, его материальная составляющая (требование к ответчику) включает в себя объект иска, а процессуальная составляющая включает требование к суду о совершении процессуальных действий, направленных на восстановление нарушенного права путем реализации определенного способа его защиты.

Основание иска составляют юридические факты, на которых истец основывает материально-правовое требование к ответчику, обстоятельства (создающие, изменяющие права и обязанности сторон или же препятствующие возникновению прав и обязанностей), из которых вытекает право требования истца и на которых истец их основывает. Изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику. Изменение основания может предполагать как увеличение количества фактов, подтверждающих притязания истца, так и замену их другими, обеспечивающими защиту заявленных требований. Если полного тождества нет и лишь часть фактов основания нового иска установлена уже вынесенным решением, то прекращение производства по делу в силу процессуального закона невозможно, дело по иску подлежит рассмотрению по существу.

Анализ правового содержания требований истцов к ответчикам по вышеуказанным делам позволяет сделать вывод об их тождественности.

То обстоятельство, что по данному делу исковые требования заявлены на другую денежную сумму, само по себе не опровергает выводы мирового судьи о тождественности заявленного спора.

Исходя из правового смысла положений абзаца 3 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, тождественность определяется не только дословным соответствием сформулированного истцом требования, но и правовым смыслом цели обращения в суд.

Из положений абзаца 3 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует недопустимость повторного рассмотрения и разрешения тождественного спора, то есть спора, в котором совпадают стороны, предмет и основание иска, где под предметом заявленных требований понимается материально-правовое требование истца к ответчику, а под основанием иска - обстоятельства, на которых истец основывает своё требование.

Президиум посчитал вывод мирового судьи о тождественности указанных споров правильным, основанным на фактических обстоятельствах дела и требованиях процессуального закона, поскольку тождественность споров подтверждена имеющимися в материалах дела доказательствами и вступившим в законную силу определением районного суда г. Липецка, что свидетельствует о наличии у мирового судьи оснований для прекращения производства по делу в соответствии с положениями абзаца 3 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Оценивая существо заявленного истцами по данному делу требования, на предмет его тождественности ранее рассмотренному судом, по которому судом утверждено заключенное сторонами мировое соглашение, мировой судья пришел к правильному выводу о том, что стороны, предмет и основания исков в данном случае совпадают. Установив тождественность заявленных исковых требований ранее рассмотренным, в части лиц, участвующих в деле, предмета и оснований иска, мировой судья пришел к обоснованному выводу о прекращении производства по делу.

При изложенных обстоятельствах президиум указал, что выводы суда апелляционной инстанции, отменившего названное определение мирового судьи, не отвечают требованиям законности и не основаны на материалах дела, в связи с чем апелляционное определение подлежало отмене с оставлением определения мирового судьи - без изменения.

Дело № 44г-22/2017
^ 2. Статья 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ не предусматривает возможность обжалования определения суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в суд апелляционной инстанции.

В соответствии с частью 5 указанной статьи определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом.
Публичное акционерное общество «Сбербанк России» обратилось в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, указывая, что решением постоянно действующего третейского суда при автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» в пользу ПАО «Сбербанк России» утверждено мировое соглашение, которым С.Д.А. и С.И.Н. выплачивают в пользу банка задолженность по кредитному договору от 01 октября 2012 года в соответствии с графиком платежей. Поскольку ответчики в добровольном порядке мировое соглашение не исполняют, банк просил суд выдать исполнительные листы на принудительное исполнение решения третейского суда при автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» от 12 декабря 2013 года, взыскать с ответчиков расходы по оплате государственной пошлины.

Стороны в третейском разбирательстве – представитель истца ПАО «Сбербанк России», ответчики С.Д.А., С.И.Н. в судебное заседание не явились.

Судья постановил определение об удовлетворении заявления.

Судебная коллегия оставила частную жалобу без рассмотрения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 331 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если:

1) это предусмотрено настоящим Кодексом;

2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

Статья 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ, действующей в период рассмотрения районным судом заявления Сбербанка, не предусматривает возможность обжалования определения суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в суд апелляционной инстанции.

В соответствии с частью 5 указанной статьи определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом.

Как разъяснено в абзаце 3 пункта 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», если при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции будет установлено, что апелляционные жалоба, представление поданы на судебное постановление, не подлежащее обжалованию в порядке апелляционного производства, то суд апелляционной инстанции на основании части 4 статьи 1 и пункта 4 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выносит определение об оставлении апелляционных жалоб, представления без рассмотрения по существу.
Дело № 33-1518а/2017
3. В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должно быть отказано, если приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.
Т.М.Н. обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Международного и межгосударственного третейского суда Липецкой области при АНО по оказанию правовой помощи гражданам и организациям от 26 января 2017 года, которым постановлено:

  1. Признать перешедшим в порядке договора купли-продажи (смешанного) от 07 октября 2015 года к Т.М.Н. право собст­венности на 3/4 доли в праве общей долевой собственности в квартире, об­щей площадью 60.8 кв. м, кадастровый (или условный) № 48:20:0029914:316, расположенной по адресу: Липецкая обл., г. Липецк, ул. В-ва, д. 4, кв. 3, прекратив на него право собственности Е.С.В.

  2. Произвести государственную регистрацию перехода права собственности к Т.М.Н. на указанное имущество без участия уклоняющейся стороны Е.С.В.

Настоящее решение совместно с исполнительным листом, выданным компетентным судом, является основанием для государственной регистрации права собственности на названное недвижимое имущество за Т.М.Н. в Управ­лении федеральной службы государственной регистрации, кадастра и карто­графии по Липецкой области.

  1. Взыскать с Е.С.В. в пользу Т.М.Н. денежные средства в сумме 20 000 руб.

  2. Возложить расходы, связанные с разрешением спора в третейском суде, на сторону ответчика, взыскав с Е.С.В. в пользу Т.М.Н. 26 000 руб.

5. Прекратить ипотеку (обременение права собственности), зарегистрирован­ное в пользу Т.И.А., 3/4 долей в праве общей доле­вой собственности указанного недвижимого имущества путём прекращения договора залога (ипотеки), погасив соответствующие записи.

Т.М.Н. указал, что ответчица Е.С.В. в добровольном порядке решение третейского суда не исполняет, уклоняется от явки на регистрацию перехода права собственности на спорное недвижимое имущество на истца, уплаты денежных средств, поэтому просил выдать исполнительный лист на принудительное исполнение указанного решения третейского суда.

Истец Т.М.Н., ответчица Е.С.В. в судебное заседание не явились.

Определением районного суда г. Липецка в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа отказано.

Судья Липецкого областного суда, не усмотрев оснований для передачи кассационной жалобы Т.М.Н. на определение районного суда в судебное заседание суда кассационной инстанции, пришёл к следующим выводам.

Как предусмотрено частью 1 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ, суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных настоящей статьей.

В соответствии с частью 2 указанной статьи в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частью четвертой настоящей статьи, а также в случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанные основания.

В силу части 3 приведенной статьи суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по праву Российской Федерации;

3) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения;

4) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, однако если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

5) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

Частью 4 названной статьи закреплено, что суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, 07 октября 2015 года Т.И.А. (займодавец, залогодержатель) и Е.С.В. (заемщик, залогодатель) заключили договор займа с предоставлением обеспечения, в соответствии с которым Т.И.А. предоставил Е.С.В. заем на сумме 440 000 руб. на срок по 6 октября 2016 года с выплатой периодическими платежами по 20 000 руб. до 6-го числа каждого месяца с последним платежом в сумме 220 000 руб.

Разделом 3 договора предусмотрено, что в целях обеспечения надлежащего исполнения обязательства Е.С.В. предоставляет в залог ¾ доли в праве долевой собственности в квартире общей площадью 60,8 кв. м по адресу: г. Липецк, ул. В-ва, д. 4, кв. 3; исполнение договора обеспечивается также поручительством Т.М.Н.

7 октября 2015 года между Т.М.Н. (поручитель, покупатель), Е.С.В. (заемщик, продавец), Т.И.А. (займодавец, залогодержатель) заключен договор поручительства, в соответствии с которым Т.М.Н. обязуется отвечать перед Т.И.А. за исполнение Е.С.В. обязательства по возврату займа в сумме 440 000 руб. и штрафной неустойки в размере 5 % в день от суммы задолженности солидарно с заемщиком; в случае если поручитель оплатит займодавцу задолженность заемщика по договору займа, к поручителю переходят права займодавца в объеме фактически удовлетворенных требований; при этом данный договор одновременно имеет силу договора купли-продажи имущества (предмета залога).

Договор займа и договор поручительства содержат третейскую оговорку, в соответствии с которой все вытекающие из этих договоров споры передаются в постоянно действующий Липецкий областной третейский спор при ООО «Арго-Л», решение которого будет окончательным, обязательным для сторон (раздел 7 договора займа и раздел 5 договора поручительства).

Решением Международного и межгосударственного третейского суда Липецкой области при АНО по оказанию правовой помощи гражданам и организациям от 26 января 2017 года по иску Т.М.Н. к Е.С.В. о признании права собственности, взыскании денежных средств постановлено:

  1. Признать перешедшим в порядке договора купли-продажи (смешанного) от 07 октября 2015 года к Т.М.Н. право собст­венности на 3/4 доли в праве общей долевой собственности в квартире, об­щей площадью 60.8 кв. м, кадастровый (или условный) № 48:20:0029914:316, расположенной по адресу: Липецкая обл., г. Липецк, ул. В-ва, д. 4, кв. 3, прекратив на него право собственности Е.С.В.

  2. Произвести государственную регистрацию перехода права собственности к Т.М.Н. на указанное имущество без участия уклоняющейся стороны Е.С.В.

Настоящее решение совместно с исполнительным листом, выданным компетентным судом, является основанием для государственной регистрации права собственности на названное недвижимое имущество за Т.М.Н. в Управ­лении федеральной службы государственной регистрации, кадастра и карто­графии по Липецкой области.

  1. Взыскать с Е.С.В. в пользу Т.М.Н. денежные средства в сумме 20 000 руб.

  2. Возложить расходы, связанные с разрешением спора в третейском суде, на сторону ответчика, взыскав с Е.С.В. в пользу Т.М.Н. 26 000 руб.

5. Прекратить ипотеку (обременение права собственности), зарегистрирован­ное в пользу Т.И.А., 3/4 долей в праве общей доле­вой собственности указанного недвижимого имущества путём прекращения договора залога (ипотеки), погасив соответствующие записи (дело № 23/12/2016 – СЮВ).

Отказывая взыскателю Т.М.Н. в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, районный суд пришел к выводу, что правоотношение, связанное с регистрацией права собственности, имеет публично-правовой характер, а решение третейского суда, обязывающее регистрирующий орган осуществить соответствующие действия, - публично-правовые последствия, поэтому вопрос о праве собственности на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции судов, так как вопросы публично-правового характера не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

С таким выводом районного суда не согласился судья областного суда.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26 мая 2011 г. N 10-П, публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц. Требование же государственной регистрации недвижимого имущества не связано ни со сторонами спора, ни с характером правоотношения, по поводу которого он возник, - определяющим является природа объекта данного имущественного правоотношения. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - как акт регистрирующего государственного органа, имеющий место после совершения тех или иных юридически значимых действий с объектами недвижимого имущества, - не являясь фактором, изменяющим саму природу гражданско-правовых отношений по поводу этого имущества, имеет целью обеспечение их большей прозрачности и достоверности, служит дополнительной гарантией надлежащего оформления совершаемых сделок и позволяет осуществлять контроль за их правомерностью, необходимость которого обусловлена особым правовым положением недвижимого имущества и его значением как объекта гражданских прав. Соответственно, обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества на рассмотрение третейских судов.

Кроме того, статьей 43 Федерального закона от 29 декабря 2015 года N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» предусмотрено, что никакое арбитражное решение, включая арбитражное решение, не требующее принудительного приведения в исполнение, не может являться основанием для внесения записи в государственный реестр (в том числе единый государственный реестр юридических лиц, единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей, Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним), реестр владельцев именных ценных бумаг или иной реестр на территории Российской Федерации, внесение записей в который влечет за собой возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, при отсутствии исполнительного листа, выданного на основании судебного акта компетентного суда (в том числе в отношении арбитражного решения, не требующего принудительного приведения в исполнение).

Таким образом, споры о праве на недвижимое имущество, переход которого влечет внесение записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, не исключены из компетенции третейских судов, как ошибочно указал районный суд, однако этот вывод суда не является основанием к отмене обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке.

Отказывая в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, районный суд сослался также на положения части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей, что суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Из решения третейского суда от 26 января 2017 года усматривается, что квартира 3 дома 4 по ул. В-ва в г. Липецке, доля в праве собственности на которую являлась предметом залога, принадлежит: ¾ доли – ответчице в третейском разбирательстве Е.С.В., 1/3 доля – Г.Л.В., которая привлечена третейским судом к участию в третейском разбирательстве в качестве третьего лица.

Между тем, Г.Л.В. участником третейского соглашения не являлась, третейскую оговорку в заключенных сторонами третейского соглашения договорах не подписывала. Однако третейский суд рассмотрел спор, затрагивающий права Г.Л.В. как участника общей долевой собственности на спорную квартиру, так как в силу статьи 250 Гражданского кодекса Российской Федерации Г.Л.В. имеет преимущественное право покупки принадлежащей Е.С.В. доли в праве общей собственности на квартиру.

Таким образом, решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Кроме того, доли Е.С.В. и Г.Л.В. в праве собственности на спорную квартиру в совокупности составляют более 100%, что само по себе исключает возможность выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусматривающего регистрацию перехода права собственности на принадлежащую Е.С.В. долю в праве собственности на квартиру.

При таких обстоятельствах отказ районного суда в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда от 26 января 2017 года является правильным.

Дело № 4г-475/2017
4. Суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Общество с ограниченной ответственностью «Микрофинансовая организация «Залоговый центр Черноземья» обратилось в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Липецкого областного третейского суда при ООО «Арго-Л» от 07 сентября 2016 года, которым с Р.А.В. в пользу ООО «Микрофинансовая организация «Залоговый центр Черноземья» взыскана задолженность по договору ипотечного займа от 16 октября 2015 года в сумме 318 306 руб. 36 коп., обращено взыскание на заложенное имущество - земельный участок, расположенный в с. Капитанщино Липецкой области, путем его реализации с публичных торгов с установлением начальной продажной цены в сумме 300 000 руб., взысканы в пользу истца судебные расходы и третейский сбор. Микрофинансовая организация указала, что ответчица Р.А.В. решение третейского суда не исполняет.

Ответчица Р.А.В. в судебное заседание не явилась.

Определением районного суда г. Липецка заявление ООО «Микрофинансовая организация «Залоговый центр Черноземья» оставлено без удовлетворения.

Микрофинансовая организация «Залоговый центр Черноземья» обратилась с кассационной жалобой на указанное судебное постановление, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Судья Липецкого областного суда, не усмотрев оснований для передачи кассационной жалобы на определение районного суда в судебное заседание суда кассационной инстанции, пришёл к следующим выводам.

Как предусмотрено частью 1 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ, суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных настоящей статьей.

В соответствии с частью 2 указанной статьи в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частью четвертой настоящей статьи, а также в случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанные основания.

В силу части 3 приведенной статьи суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по праву Российской Федерации;

3) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения;

4) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, однако если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

5) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Липецкого областного суда iconИнформационный бюллетень белгородского областного суда №3 март 2018 г
А. А. Макеев -председатель судебной коллегии по административным делам Белгородского областного суда

Липецкого областного суда iconПлан работы Ростовского областного суда на II полугодие 2012 года
Провести планерные совещания руководства Ростовского областного суда с участием начальника Управления Судебного департамента в Ростовской...

Липецкого областного суда iconСведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного...
Начальник отдела обеспечения судопроизводства по гражданским делам Иркутского областного суда

Липецкого областного суда iconСведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного...
Начальник отдела обеспечения судопроизводства по гражданским делам Иркутского областного суда

Липецкого областного суда iconБюллетень судебной практики свердловского областного суда по делам...
Бюллетень содержит извлечение из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года, а...

Липецкого областного суда iconРешение
Судья Архангельского областного суда В. И. Никифоров, рассмотрев административное дело по жалобе Выдриной А. С. на решение судьи...

Липецкого областного суда iconСвердловский областной суд
Бюллетень содержит извлечение из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года, а...

Липецкого областного суда iconНовости, события
В конце июля 2013 года в Кувандыкском районном суде состоялось совещание, на котором были подведены итоги работы суда за I полугодие....

Липецкого областного суда iconОбзор судебной практики по спорам о защите прав потребителей при...
В соответствии с планом работы Саратовского областного суда на второе полугодие 2013 года судебной коллегией по гражданским делам...

Липецкого областного суда iconАпелляционное определение
Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе


авто-помощь


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную