Избранное






НазваниеИзбранное
страница1/25
Дата публикации25.12.2018
Размер2.84 Mb.
ТипДокументы
auto-ally.ru > Авто-ремонт > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


Геннадий Казанцев

ИСКУПЛЕНИЕ


ИЗБРАННОЕ

УДК821.161.1(477)

ББК 84. 4УКР=РОС6

К142
Автор – Казанцев Геннадий Трифонович (Г.Попалам), крымский прозаик,

публицист, поэт, член Национального союза писателей Украины.
© Казанцев Г.Т.

Искупление. Избранное. Стр. 211

Симферополь – 2010г.

Издательство

ISBN

Искупление



ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПРЕДВЫБОРНОЙ

КАМПАНИИ

1
Герой этого повествования, Игнат Валерьевич Флеров, к началу развернувшихся событий успел окончить школу, получить диплом об окончании симферопольского университета, а потом в течение полугода поработать в небольшой мастерской по ремонту мобильных телефонов.

Как-то по приезду в крымский степной городок Красноперекопск на риторический вопрос тети «Когда же ты, наконец, женишься?» он с усмешкой ответил:

– Успеется! Видимо, моя невеста ещё не созрела. И притом мне всего исполнилось двадцать три года. Вон, в Англии настоящие «джентльмены выходят замуж» только после тридцати пяти.

И хотя слово «джентльмены» произносилось с известной долей иронии, тетя Римма сделала справедливое замечание:

– Смотри, как бы сам не перезрел. Джентльмен…

Под этими словами подразумевалось, что ей очень хотелось бы понянчить юное потомство, ибо своего тётя не могла иметь. Она, как было известно Игнату, всю жизнь мучилась неким «женским заболеванием». И потому со своих цветущих лет числилась в старых девах. А теперь ей недавно уже «стукнуло пятьдесят пять». ...

После указанного выше краткого вступления шло обычное недовольное бурчание:

– Отец твой непутевый виноват...

– Никого никогда не надо винить, – прервал тогда её словоизлияния невоспитанный племянник.

– На тебя, упертого, надеяться – только нервы зря тратить. Точно, видать в отца пошел, – горестно и тяжело вздохнула тетя Римма…

…Однако истинная причина его временного одиночества лежала не в отцовской упертости.

Учась уже на четвертом курсе, он без ума влюбился в однокурсницу.

Девушку его мечты звали необычайным именем. Оно было немного созвучно с его фамилией.

Гуара…

Даже у самой девушки не имелось ни малейшего представления откуда оно взялось, хотя от родителей слышала, что это имя носит кавказские корни.

Видимо сама судьба приготовила Игнату столь удивительное существо.

Правда, нельзя сказать, что Гуара являлась какой-то сногсшибательной красавицей.

Среди массы студенток, слепо подражавших современной все дозволяющей моде, она выглядела неприметной серенькой пташкой.

У неё были обыкновенные серые глаза, не запоминающееся чуть-чуть скуластое лицо, небольшой носик похожий на пуговку и тонкие длинные губы. Зато Гуара обладала пышной копной красивых каштановых волос, которые в виде фосфоресцирующей лавины волнами ниспадали на узкие слегка приподнятые плечи.

Впрочем, фигурке Гуары могли бы позавидовать самые изысканные девушки из модельного бизнеса.

Когда он устраивался на работу в салон мобильной связи, отец окончательно спился. С белой горячкой непутевого папаши Игнату справиться уже не хватило сил и через несколько месяцев он похоронил единственного родителя.

Свою мать молодой человек запомнил плохо, она умерла, когда он учился во втором классе. С тех пор отец жил бобылем. Прежде чем уйти в контрольно-ревизионный отдел, он длительное время служил на руководящих должностях городского управления внутренних дел.

В какой-то мере мать заменила тетя Римма, добрая и отзывчивая женщина. Тётя часто брала маленького Игната себе домой, где иногда он находился целыми неделями, а то и больше. К ней Игнат относился двойственно. С одной стороны он любил её за материнскую заботу, а с другой стороны скептически смотрел на дурную привычку постоянно хаять и ругать все без разбору, невесть в какие времена вселившуюся в утомленное сердце одинокой родственницы. Наверное, это произошло по причине того, что она не имела счастье познать материнство.

…После похорон отца, которые по воле Всевышнего произошли уже по окончанию весны, молодой человек сразу же отправился в Симферополь решать свою личную судьбу.

Надо признать, что во время отцовской болезни, а затем и в период невообразимой суматохи, связанной с погребением, он как-то выпустил из виду существование милой и прекрасной девушки, носившей странное имя Гуара.

По окончанию университета она осталась жить в крымской столице у той же самой престарелой склерозной бабушки, где снимала комнатку в процессе учёбы...

В течение недолгих даже поспешных сборов сердце молодого человека выстукивало одни и те же слова:

– Ни в коем случае нельзя проводить свою жизнь неудачливым бобылем!

Видимо, красноречивый опыт тёти здесь сыграл решающую роль, и он немедленно отправился разыскивать Гуару.

Впрочем, искать не было нужды. Игнат знал, где живет девушка его мечты и решил нагрянуть к ней нежданно-негаданно.

Так сказать, преподнести сюрприз.

До сих пор он упивался уверенностью, что Гуара в него безумно влюблена.

Хотя можно было бы с ней созвониться по мобильному телефону, но Игнат с детства предпочитал всякие неожиданности.

На симферопольском вокзале молодого человека кто-то окликнул. Он не сразу узнал своего однокурсника, одетого по последнему крику моды и державшего в правой руке элегантный кейс.

Филипп отрастил небольшую бородку и длинные волосы, которые, кудрявясь, красиво спадали на узкие плечи.

– А-а-а…Филя. Куда путь держишь? – произнес Игнат дежурную фразу, обращаясь к бывшему однокурснику довольно прохладно.

На факультете многие студенты называли его на американский манер – Филом.

– Наш путь в космическом мраке..., – пошутил товарищ по студенческой эпопее, общаться с которым в своё время Игнат часто избегал. Слишком уж слащавым видом обладал тот. Настоящие парни, каковым считал себя Игнат, обычно явных приставал не уважают.

«Без мыла лезть» в любую проблему – занятие не для самостоятельных мужиков, говорили друзья Игната, естественно, имея в виду Фила.

Когда перед тобой оказывается человек, настроенный недружелюбно или даже враждебно, и ты знаешь его неприязненные намерения, с ним легко бороться. В смысле соперничать, иначе говоря, как-то противостоять. Но если перед тобой стоит человек, прикидывающийся твоим другом, но, однако имеющий в голове далеко не дружеские цели, то ты стоишь перед лицом опасности, которая может выразиться в любой форме.

В первом случае, ты внутренне готов дать какой-либо отпор. Во втором случае неприятность придет к тебе самым неожиданным образом.

– А всё-таки? – мысленно прокрутив эти мысли в своих мозгах, коротко продолжил начатую фразу Игнат, чтобы слишком не напрягаться, думая, что Фил, встреченный столь прохладно, долго задерживаться не станет.

Очень уж они разнились характерами.

В сосредоточенной голове Игната теснилось только то, связывало его с Гуарой. Остальной мир был пока не доступен.

Но Фил взял его за рукав рубашки.

– Отойдем, Гоша, в сторонку. А то здесь пассажиры копытами затопчут.… Расскажу кое-что интересненькое.

Пришлось нехотя повиноваться. Хотя от этого еврея ожидать что-то новое, значит, напрасно терять время. Даже анекдоты он не умел рассказывать, так как рассказывают умные потомки царя Соломона. А ведь, и отчество у Филиппа соответствовало имени гениального древнего монарха.

– Соломоныч, только в темпе. Мне невтерпёж.

– Невтерпеж только бабам замуж. Такой как, например, Гуара.

– А ты откуда про неё знаешь? Мы же с ней из разных групп.

Фил слишком громко всхохотнул.

– Такую, извини меня за выражение, стерву знал весь курс. Впрочем, тебе-то до нее какое дело? Но ты, случайно, не телепат? Как раз о Гуаре я хотел с тобой потолковать и, кстати, рассказать нечто пикантное.

– Пошел ты подальше! Какое имеешь право её обсуждать? И почему это ей невтерпёж?

– По кочану! – деланно рассердился Фил. – Ему хотят помочь, а он как осел брыкается своими тупыми конечностями.

Игнат знал о подленьком нраве однокурсника. Его хлебом не корми, а дай совершить мелкую пакость. Однако решил послушать, о чем же будет распространяться этот «Иудушка Головлев». Часто так за глаза называли прилипалу товарищи Игната.

– Хватит выкобениваться! Интересно, с какой рожна тебе вздумалось мне помочь? Выкладывай да не ври, а то по морде схлопочешь!

– Когда я врал? – Фил перехватил кейс в левую руку. – Ладно, мне некогда; я спешу за билетами. Еду на свою этническую родину. Поступаю учиться. Буду дипломированным проповедником. Так что: адью! Если мне не веришь, спроси Пашку Коноваленко. И кончай притворяться, будто Гуара тебе безразлична! Кстати, Пашка может рассказать более подробно, кто такая твоя Гуара. Ты знаешь, что висит над её кроватью в комнате, которую она снимает.

– Не помню. А что? И кто такой Пашка Коноваленко?

– Круто! Я, например, знаю. Его портрет и висит. Вот увидишь Пашку, спроси, кого на самом деле изображает твоя Гуара. Иначе наш разговор останется пустой и ненужной трепотней.

«Такого болтуна, как ты, ещё поискать», – хотел было сказать Игнат, но вслух произнес:

– Давай, не тяни резину. Кто такой Коноваленко?

– Сначала насчет тянучки. Однажды принимает профессор Кобзев у одной студентки экзамен по математике. «Хватит здесь тянуть резину! Дайте вашу зачетку, вы больше тройки не заслуживаете», – говорит он ей. Та снова умоляющим голосом тянет: «Товарищ профессор поставьте мне отлично». А ты же знаешь его нордический характер. «Барышня, да за пятерку люди костьми ложатся!» – воскликнул профессор. Студентка тут же деловито осмотрелась вокруг. «А где? Здесь же полно студентов»… Знаешь, кто это была? Твоя Гуара! А портрет…

Фил опомниться не успел, как Игнат схватил его рубашку и закрутил вокруг шеи:

– Этому анекдоту уже сто лет. Ещё одно слово пикнешь, и ты будешь учиться богословию на том свете! Подлец!

– Отпусти! – прохрипел Фил. Его лицо налилось кровью.

–Я не шучу: ещё одно слово про Гуару, убью! Еврейская морда! – тихо, но весьма убедительно прошипел Игнат и, оттолкнув Фила, вышел с территории перрона на остановку микроавтобусов.

Частный домик древней старушки располагался на шоссе ведущем в Ялту.

Учась в университете, он часто любил путешествовать. Причем забредал в самые потаённые уголки горных массивов. Гуара же, наоборот, считалась настоящей домоседкой.

Одно время, помнится, девушка увлекалась индийской ведической культурой, к которой Игнат питал стойкое равнодушие, несмотря на то что девушка пыталась пару раз посвятить его в свои исследования. Однако молодой человек оказался непоколебимым любителем горного туризма. Менять его на «индийскую чертовщину» он не собирался. В свою очередь Игнат раза два вытаскивал её из уютного домика старушки, чтобы совершить прогулку в ближайшие горы.

Обычно они путешествовали по Кара-Дагу.

Однажды молодой человек привел её на то место, где чаще всего находил для себя какое-то умиротворенное состояние покоя.

– Здесь ты, вдыхая свежий горный воздух и наблюдая великолепие крымской природы, вместо своей скучной философщины почувствуешь истинное удовлетворение.

Гуара только загадочно улыбалась.

Она продолжала часами просиживать не только в научной библиотеке, но и на своей временной квартире.

Чтобы как-то расшевелить её, пробудить в ней интерес к крымской истории, а не к древней оккультной культуре какой-то далекой Индии, однажды он рассказал ей легенду, услышанную от одного местного крымского татарина:

– Давным-давно это было. Видишь, Гуара, на другой стороне ручья, заросшего дикой маслиной, алычей и кустами акации, крохотную поляну. На ней видны камни. Это – остатки старой крымско-татарской мечети. Раньше по обе стороны этого безымянного нынче ручья, в старину называвшегося Кучук-су, то есть Маленький ручей, располагалась деревня.

– Интересно, неужели здесь могли жить люди? А как деревня называлась?

– Вот уж не знаю, забыл спросить лесника, рассказавшего мне эту историю. Так вот. В сухое время года этот ручей можно было проходить по камням и даже проехать на арбе, а во время дождей он преображался в бурный поток. Жители той части деревни, в которой мы сейчас с тобой находимся, во время религиозных праздников, при непогоде не могли попасть в мечеть, и это им приносило не малое огорчение. Шли годы, а люди по-прежнему зависели от капризов природы, хваля своего Аллаха за то, что он не слишком часто превращал ручей в грозное стихийное бедствие. Но вот как-то раз в их деревне появился грязный нищий оборвыш. Люди жалели мальчика и давали ему поесть, а иногда и поношенные вещи, ненужные своим детям. Вдруг они стали замечать, что мальчик с утра до вечера стаскивал к ручью тяжелые камни. И когда на берегу вырос значительный холм, один из жителей спросил: «Зачем ты таскаешь сюда такие тяжелые камни?» – «Я хочу построить здесь мост, чтобы, несмотря на дождливую погоду, когда ручей превращался в бурный поток, правоверные могли беспрепятственно приходить друг к другу в гости и в мечеть», – ответил нищий мальчик.

Игнат замолчал, обдумывая продолжение рассказа, а Гуара расценила его молчание на свой лад:

– Понятно ты хочешь мне рассказать историю о том, что терпение и труд все перетрут! – воскликнула девушка.

– Почти так, но не совсем. Слушай дальше. Сначала люди скептически усмехались, глядя на труды мальчика, считая их простой детской забавой, но по мере того, как на берегу Кучук-су вырастала настоящая гора камней, они подхватили мысль мальчика и уже сами начали таскать камни. Мало того, Джемил-бей самый богатый человек селения, связи которого доходили до самого Бахчисарая, пригласил из столицы настоящего мастера и архитектора по строительству мостов. Правда, к этому времени сам мальчик простудился и ослаб. Он целый месяц провалялся в глухой пещере, а когда вышел из неё, то уже был глухим и слепым. Но даже глухой и слепой он продолжал таскать камни к ручью.… Прошло несколько месяцев, и мост был готов. Сколько радости было у людей, не передать словами. По этому поводу было решено устроить большой праздник. Вся округа собралась возле построенного моста. По случаю зарезали несколько баранов. В котлах варились шурпа и плов. Вдруг во время праздника полил сильный дождь, который превратился в грозу. Неожиданно сверкнула молния, раздался гром. Люди в страхе побежали кто куда. Но гроза также внезапно окончилась, как и началась. А посреди поляны, прилегающей к ручью, люди увидели оборванного мальчика, бездыханно лежащего на земле. Мальчик был поражен молнией. Когда его подняли, то на плече виднелся свежий знак, место, куда попала молния. Это был красноватый полумесяц, внутри которого темнела крохотная пятиконечная звезда. Люди обратились к Джемил-бею с просьбой объяснить это таинственное явление, но он только развел руками. Взволнованный неожиданным происшествием, которое выходило за рамки обычных представлений, богач распорядился похоронить мальчика со всеми почестями. А на проведения траурных мероприятий он дал немного денег. Спустя некоторое время Джемил-бей отправился в Бахчисарай, где у правителя Крыма родился наследник. Счастливая мать вынесла дитя из дворца, чтобы показать будущего хана всему народу. Нарекли младенца Гиреем. Когда Джемил-бей пригляделся, то он к своему удивлению увидел на плече мальчика точно такой же знак, какой находился на плече нищего оборвыша, пораженного молнией. Богач стал расспрашивать придворных о происхождении родимого пятна, но никто не мог ему что-либо внятно объяснить. Только сам хан кратко сказал: «Вероятно, такова воля Аллаха. Он хотел ознаменовать царственную принадлежность сына»…

Гуара же, с интересом прослушав рассказ, уверенно произнесла:

– Игнат, это объясняется очень просто. Люди думали по старым шаблонам.

– А разве в этом деле есть какие-то новые? – с удивлением поднял брови Игнат. – И разве объяснение хана не достаточно?

– Видишь ли. Существуют древние трактаты, которые могут пролить свет любые явления истории, жизни и природы, – потупила девушка свои синие жгучие глаза.

– Я тебя не пойму.

– Поведение нищего мальчика и происхождение хана Гирея вполне объяснимы с точки зрения ведической науки, которая, кстати, зародилась на много тысяч лет раньше, чем ислам.

– Ах, распрекрасная Гуара, оставь свои причуды…, – ласково улыбнулся Игнат, взяв свою милую под локоть, – пойдем-ка лучше побродим по развалинам мечети. А?

– Если хочешь знать, это не причуды, – твердо заявила девушка. – Логичней предположить, что жизнь мальчика – один из этапов перевоплощения людей… Вероятно, его родители в прошлой жизни совершили очень тяжкое преступление, и мальчику пришлось расплачиваться за их ошибки. Поэтому он просил милостыню и вел жизнь нищего человека. Но мальчик оказался очень добрым и умным и решил искупить вину тем, что стал приносить людям добро. Начав таскать камни, он натолкнул людей на мысль, как жить, не взирая на капризы природы. Первая жизнь мальчика закончилась тем, что он ослеп. Вторая жизнь прекратилась после удара молнии. Он своими благородными поступками искупил вину родителей и начал вести жизнь уже в ханском образе…

Игнат тогда немного подумал и тихо промолвил:

– Милая, любое событие можно растолковать, как тебе заблагорассудится.

– Игнат, в том-то универсальность учения древних, что оно может объяснить, а нынешняя горе-наука не может!

– Явления природы и человеческой жизни настолько многогранны, что познавать их придется бесконечно долго….

Молодой человек вспомнил прошлогоднюю прогулку не из-за рассказа, а потому что в тот памятный день произошла их первая близость. Это случилось ровно год тому назад.

А вот теперь он едет к девушке, чтобы предложить ей руку и сердце.

После смерти отца двухкомнатная квартира представлялась ему мрачным холодным склепом, который может превратиться в светлое и радостное помещение только благодаря присутствию теплого и ласкового женского сердца.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Добавить документ в свой блог или на сайт

авто-помощь


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную