Избранное






НазваниеИзбранное
страница4/25
Дата публикации25.12.2018
Размер2.84 Mb.
ТипДокументы
auto-ally.ru > Авто-ремонт > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

«Почему я с ней ещё разговариваю? В подобных случаях мужчины должны действовать намного жестче. Женщины, которые «слабы на предок», не заслуживают внимания таких мужчин, как я» – мысли подобного толка вновь и вновь тормошили его разум.

А вслух он сказал:

– Погода уже теплая, можно переночевать у костра. Это даже романтично. Я и палатку с собой прихватил. Кстати, ты была на Четыр-Даге?

– Ни разу! – призналась Гуара.

– Это такой массив, вытянутый по линии меридиана почти на десять километров и в ширину с запада на восток около четырех километров. Короче говоря, вроде прямоугольника. Он рядом с Демерджи.

– Не старайся объяснять, мне все равно неизвестно, где этот Кара-Даг находится.

– Не Кара-Даг, а Четыр-Даг, – проговорил Игнат и про себя ухмыльнулся: «Может это даже к лучшему. Достойное место для наказания за вероломство».

Потом они в течение получаса собирались в путешествие по горам.

– Гуара, мы сегодня вскарабкаемся на вершину Эклизи-Бурун. Это полтора километра выше уровня моря, поэтому оденься потеплее. Надо обязательно взять свитер.

– А ты?

– Турист в любой ситуации не пропадет. Ты меня, во всяком случае, будешь согревать лучше всякой шерстяной одежды, – слукавил Игнат.

Они без всяких приключений доехали до Ангарского перевала и, перекусив в небольшом кафе, располагающемся возле шоссейной дороги, начали восхождение.

Петляя среди монотонной сероватой массы букового леса, в которой как изумруды, их встречали красивые поляны, путешественники где-то минут через сорок добирались до Кутузовского озера, где по преданию был ранен великий полководец.

Как уже знал Игнат, гора находилась на юго-западе стороне верхнего плато.

С одной стороны дорога ограничивалась отвесными скальными стенами. Они прошли мимо нескольких карстовых воронок и каменистых нагромождений в виде гребней, а потом пересекли довольно большую ложбину.

Начало темнеть.

С вершины горы открывался прекрасный вид и, если не быстро наступающая ночь, можно было бы полюбоваться великолепным крымским пейзажем.

– Отсюда можно пройти к пещерам на нижнем плато, – указал рукой Игнат. – Люди говорят, что если Кара-Даг геологическая поэма Крыма, то Четыр-Даг – интересная новелла. Жаль, что слишком темно. Зато завтра ты сполна полюбуешься красотой крымских гор. Что стоят только одни легенды о Бездонном колодце. Рассказывают, что в него когда-то свалилась целая повозка с сеном и лошадьми. А вынырнули они из источника под загадочным названием Аян. Сейчас этот колодец представляет непроходимый наклонный туннель. Еще говорят, в него местные ханы сбрасывали неверных жен»

Игнат сделал ударение на слове неверных, но, кажется, на бессовестную Гуару это не произвело какого-либо впечатления. Темнота скрыла её эмоции по поводу слов сказанных с нарочитой обидой.

Найдя укромное местечко вблизи одной из пещер, из которого неопытному человеку трудно выбраться молодой человек разжег костер и, сославшись на то, что для поддержания огня необходимо заготовить хворост, навсегда скрылся от неверной девушки.

«Пусть благодарит судьбу, что я её не столкнул в этот Бездонный колодец. Мне выбраться отсюда в ночное время не составит труда. Рано или поздно костер догорит. Посмотрим, как Гуара будет рвать на себе волосы, оставшись в непроглядной темноте. Наверное, если совесть ещё есть, поймет, что обманывать ухажеров нельзя, что за предательство можно поплатиться», – злорадно думал Игнат, карабкаясь по горным тропам.

Как хорошо, что он предусмотрительно взял с собой фонарик.

Когда Игнат добрался до Перевального, шел четвертый час ночи. Начались утренние сумерки.

В правильности своих действий молодой человек нисколько не сомневался.

Эта ночь запомнится непорядочной девушке на всю оставшуюся жизнь!..

А к вечеру на пригородном поезде он вернулся в родную Керчь.

Прошло ещё несколько дней, и молодой человек полностью вычеркнул Гуару из своего сердца.

Но почему-то к нему неожиданно стали приходить ночные видения, связанные со смертью отца.

6
В жизни ребят наступила особый период. Их ожидало введенное в прошлом году обязательное всеобщее тестирование.

Светлана мечтала поступить на юридический факультет Таврического национального университета.

Пределом желаний Кати был Киевский университет культуры.

Один Вовка по причине слабости знаний никаких желаний не проявлял. Он уже прекрасно осознал свою участь. Родители Петухова периодически уезжали на заработки в Москву. Они обслуживали и охраняли элитный трехэтажный особняк крупного столичного предпринимателя и только изредка приезжали в Красноперекопск. Надзор за Вовкой осуществлял его дядя, который работал инженером в местном жилищном управлении и уже подыскал ему должность сантехника. На большее парень пока и не рассчитывал.

К этому времени трудолюбивый юноша научился ремонтировать краны, вентили, задвижки и прочий технический инвентарь, используемый в тепло-водо-снабжении домов микрорайона. Но ошибочно думать, что парень на этом успокоился.

Его голубой мечтой стало: со временем выкупить или арендовать какой-нибудь маленький магазинчик сантехники. Кроме того, Вовка научился у своего двоюродного брата, работавшего сварщиком в том же жилищном управлении его нехитрому делу.

Антиглобалистская «Триера» на некоторое время прекратила своё существование, но ребята все же договорились не терять друг друга из виду и попробовать организовать подобное движение на новых местах учебы, то есть в Киеве и Симферополе. Вовка должен служить связывающим звеном в их, как выразилась Светлана, «разветвленной сети».

Однако реальная действительность внесла коррективы в их юношеские планы.

Из-за большого количества льготников Светлана не смогла попасть даже на заочное отделение, а учиться в частных вузах у неё по причине нехватки финансов возможность отсутствовала.

Катя вообще завалила тестирование и пошла помогать матери, которая работала парикмахершей.

Таким образом, в день орехового спаса не без усилий Светланы ребята встретились вновь.

Она сама предложила место «конспиративной встречи» – свой собственной уголок в бабушкиной трехкомнатной квартире.

И даже купила по этому случаю херсонский арбуз.

Вовка сразу оценил его достоинства:

– Хорошо, что ты не купила мамку! Арбуз будет вкусный. В смысле сахарный.

– Какую ещё мамку?

– Тю! Катя, она не знает, что арбузы бывают женского и мужского рода. Объясняю: если у арбуза хвостик сухой как у этого экземпляра, то, значит он – папка, если хвостик зеленый, то мамка!

И действительно, арбуз оказался на редкость сладким.

– Ну, что? Не против, если мы продолжим встречаться у меня на квартире? – почему-то строгим голосом произнесла Светлана, после того как девушки рассказали о своих перипетии, связанных с поступлением и была брошена в тазик последняя арбузная корочка.

Вовку тактично не спрашивали ни о чем.

С какой это стати он будет распространиться о какой-то обыденной должности сантехника?

Ребята без всяких колебаний согласились. Тем более времени для подобных мероприятий у всех было предостаточно.

Светлана решила готовиться к поступлению и одновременно ухаживать за бабушкой.

Катя стала помогать матери в небольшой частной парикмахерской.

А с Вовкой вообще проблем не было: его профессия не требовала большого умственного напряжения. Хотя он по натуре являлся довольно честолюбивым парнем.

У каждого из нас есть постоянная потребность стать не тем, что уготовила ему судьба. И часто окружающие люди своими действиями превращают эту потребность в желание. Сколько в мире людей, столько и желаний. Один хочет стать министром, второй – писателем, третий – парикмахером, четвертый – таксистом. Если вы боитесь стать никем, работая прекрасным сантехником, и если за ваш в чем-то героический труд жители иногда выражают вам благодарность, то все равно даже в таком случае возникает ощущение, что вы – никто.

Так и Вовка Карамзин. Желание не быть пустым местом, конечно же, принижало его, поэтому, общаясь с девчатами, он иногда страдал от чувства собственной неполноценности, заглушая его напускной бравадой.

Между тем Светлана строго глянула на подругу:

– Тогда начнем с Кати. Как наш гимн?

– Света, о каком гимне может идти речь? Я же, наверное, в киевский университет культуры намеревалась поступить!

– Но ни не математику, ни физику знать досконально от тебя не требовалось. Подумаешь, парикмахерское дело.

– Парикмахеры сейчас нужны не такие, как в старые советские времена, а квалифицированные. Если хочешь знать! – с возмущением закричала Катя.

– Девчата прошу успокоиться! – своевременно вмешался Вовка, иначе дело могло завершиться непредсказуемым результатом или даже нежелательной ссорой. – Мы собрались не выяснять отношения, а заниматься серьёзным делом.

Горячее обращение Владимира возымело действие, и девушки успокоились.

Светлана быстро взяла себя в руки и и с абсолютным спокойствием обратилась к Вовке:

– Раз ты умеешь улаживать конфликты, то на тебя можно рассчитывать, что ты будешь вести боевые дела группы.

– Какой из него боевик? Он может замочить разве что забор вокруг своей хаты, да и то не полностью, а так... уголочек.

– С такими язвами, как вы, наверное, нельзя начинать не только организовывать антиглобалистскую партию, но и спокойно разговаривать! – моментально взъелся Вовка.

Теперь пришла очередь до Светланы утихомиривать своих товарищей.

Однако молодых людей можно было понять. Ведь, практически все их юные мечты пока остались не достигнутыми.

Школа оказалась позади, а они практически сошли с того пути, которое намечали для повышения своего интеллекта и уровня знаний, чтобы получить достойную профессию.

За исключением Вовки, конечно. Его мечты были не столь честолюбивы.

Поэтому первоначальный разброд и шатания в среде юных антиглобалистов можно было понять.

И Светлана решила заполнить снять возникшую проблему

– Всё, ребята, успокоились! Катя, я прошу тебя даже умоляю, напряги извилины и сочини гимн нашей организации. Как же без гимна? А я подумаю о флаге. А ты, Вовка, действительно. Чего обиделся. Всё время ходишь за Катей как хвост за собачкой, а тут...

– Кто? Я?

– Да ладно, тебе! – сразу понизила тон Светлана, видя как Вовка меняется в лице. – Карамзин, извини, сорвалось с языка. Парень ты боевой. Это не отнимешь. Но для пользы дела кто-то должен у нас отвечать за вооруженные силы.

– Чего? – карие глаза Кати округлились и стали похожими на два велосипедных колеса.

– Фу, Катя! Ты разве не видела выступлений антиглобалистов? У них и бутылки с зажигательной смесью имеются и разные дубинки, может быть, газовые пистолеты. Кто этим будет заниматься? Не мы же с тобой. А Вовка и боксер и каратист. А мы можем сделать только умное лицо. Но ты ведь знаешь, что при этом не обязательно быть умником на самом деле. Во всяком случае, в вопросах силовой борьбы. Так ведь, Вовка?

– Ты хочешь сказать, что на должность министра обороны ставят одних дураков?

– Дурак тот, кто не понимает смысла иносказаний.

– Ладно, проехали. Я думал ты бросаешь камень в мой огород.

– Вовка, вот когда построишь собственный дом, будет у тебя и огород и собственная армия тараканов, а пока мы тебя с Катей назначаем командиром нашей «триеры», – твердо промолвила Светлана.

Пока ребята ели арбуз пока ссорились подошло время кормить бабушку. Но прежде чем уходить Вовка, улучив минутку, когда Катя вышла в туалет, как-то нерешительно дернул Светлану за рукав кофты:

– Света, у меня к тебе вопрос есть.

– Говори, у нас секретов быть не должно.

– Да тише ты! Катя услышит. А мне надо с тобой позарез поговорить наедине.

– Дело касается вооружения?

– Да! Смущенно проронил Вовка.
7
Итак, молодой человек снова очутился в своей полупустой двухкомнатной квартире, куда он хотел привезти коварную Гуару.

Как ни старался Игнат уйти в себя и отвлечься от случившегося, но воспоминания о девушке, не заслуживающей такого пристального внимания, начали с удивительной настырностью преследовать его постоянно.

Даже на работе.

В прежние дни он увлеченно и с хорошим настроением производил ремонт мобильных телефонов. Теперь же любимое дело надоедало с каждым днем всё больше и больше.

И однажды Игнат зашел в водочный отдел магазина под названием «Ольга», что недавно открылся в их микрорайоне за бутылкой коньяка. Происшедшее очень бередило душу Игната, поэтому при помощи спиртного молодой человек решил изгнать из себя все дурные мысли.

«Изменница! Даже по вечерам ты не можешь оставить меня в покое!» – с нескрываемым раздражением думал он, глотая обжигающий напиток.

Но, даже выпив полную рюмку, он ничего не мог с собой поделать.

Горькие думы продолжали превалировать в голове, ещё больше глумясь над сломленной волей.

Однако вскоре спиртное неожиданно подействовало!

И поначалу Игнат стал было успокаиваться, но чем больше пил, тем мысли навязчивее и упорней вновь принялись овладевать его сознанием.

Только размышления вернули его к последним дням жизни отца.

Ведь, практически он, Игнат, единственный сын, довел родителя, открывшего ему свет, до смертного одра, до могилы.

«Почему я даже пальцем не пошевелил для спасения бедолажного папаши от белой горячки?» – с печальным унынием начал размышлять молодой человек, укоряя себя за содеянное.

«Можно было поместить его в больницу. В конце концов, нанять нарколога, посоветоваться с ним, что делать, что и как предпринять. Так, нет! Я не стал этим заниматься, ибо эгоистично считал всякое лечение некой обременительной канителью. Почему-то я думал, что отец отжил свое... А ведь ему всего-то было шестьдесят пять лет! Мог жить да жить!»

Помнится, он поначалу не обращал внимания, когда собутыльники толпой приходили в их квартиру, принося с собой целые батареи бутылок со спиртным. Тем паче, деньги у отца имелись. Он получал не плохую пенсию государственного служащего и, как знал Игнат, скопил на старость некоторые сбережения, занимаясь иногда не совсем законными делами...

Потом, правда, Игнат перестал пускать пьяниц в квартиру, запирая отца на ключ.

Но тот, кто ищет, тог всегда найдет.

Сосед по верхнему этажу, дядя Коля, такой же безнадежный пьянчуга, ухитрялся опускать ему выпивку на бельевом шнуре.

Несколько раз Игнату приходилось вызывать участкового врача, чтобы тот откачивал напившегося до полусмерти родителя...

В последние дни отец не вставал.

Ходил под себя и по большому и по малому.

Молодой человек испугался трудностей и почему-то не стал нанимать сиделку. В этом была его самая большая ошибка.

Повозившись с отцом дня два он всё оставил на откуп судьбе.

Что будет, то будет.

Через несколько дней мытарств, он сходил в хозяйственный магазин, купил поролоновые полосы для утепления окон и загерметизировал комнату отца, чтобы отвратительная вонь не распространялась на всю квартиру и терпеливо стал ждать наступления смерти родного отца.

Сначала тот ещё иногда звал его к себе.

Но уже невозможно было разобрать, чего он хочет. Больной лишь изредка указывал рукой на угол, где висела картина, написанная масляными красками. Вернее, там находилась искусная копия картины какого-то знаменитого живописца, подаренная отцу известным керченским художником, когда тот работал уже в контрольно-ревизионном отделе... Отец при этом пытался что то сказать.

Но изо рта исторгалось бессвязное непрерывное мычание.

Игнат только разобрал одно: «...тараканы, тарака …, тара».

И всё больше.

Больше отец ничего не успел сказать...
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


авто-помощь


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную