Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава)






НазваниеАкимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава)
страница1/20
Дата публикации09.02.2019
Размер2.24 Mb.
ТипРеферат
auto-ally.ru > Военное дело > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Редакционная комиссия
Председатель комиссии: Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава,

приложения)
Члены комиссии: 1. Волков Юрий Аркадьевич (1 глава)

2. Буренок Василий Михайлович (2 глава)


Содержание памятной книги: «Мы – Первая рота курсантов»


1. Введение

    • собственно введение

    • вступительное слово начальника ф-та Комар В.Ф.



  1. Основная часть

Первая глава. Историческая (история 1 роты с июля 1974 г. по июнь 1979 г.)

Вторая глава . Воспоминания (наиболее интересные истории и события из курсантской и офицерской жизни)

Третья глава . Что о нас писалось в прессе.

Четвёртая глава. Моя военная биография (основные вехи службы в ВС и деятельности после увольнения в запас)


  1. Заключение

Приложения:

  1. Руководящий состав роты:

    • командиры роты (начальники курсов)

    • командиры взводов (курсовые офицеры)

    • старшины роты

    • зам. ком. взвода

    • командиры отделений

    • секретари комсомольских организаций роты и взводов

  1. Начальники инженерных войск (служб) объединений и соединений, начальники центральных управлений

  2. Командиры и заместители командиров соединений, командиры частей инженерных войск, начальники учреждений, начальники ведущих отделов и кафедр ВУЗ-ов МО РФ

  3. Награждены орденами и боевыми медалями

  4. Участники войны в Афганистане и боевых действий в горячих точках бывшего СССР

  5. Участников ликвидации последствий техногенных и природных катастроф

  6. Ученые

  7. Спортсмены – чемпионы и призеры Олимпийских игр, Вооруженных Сил, Сухопутных войск, военных округов, мастера спорта СССР

  8. Линейный взвод

Введение
В песне из кинофильма «Офицеры», ставшим гимном нашей роты, поется: «О героях былых времен не осталось порой имен…». Мы – офицеры и курсанты 1 роты инженерно-механического факультета Калининградского высшего инженерного училища инженерных войск выпуска 1979 года, были героями нашего времени. Мы честно служили Родине, воевали в Афганистане и в горячих точках бывшего СССР, презирали невидимую смерть в Чернобыле, спасали жизни людей от «ржавой смерти», вершили военную науку. И где бы мы ни были, какие задачи не выполняли, нас объединяло, согревало и воодушевляло осознание настоящей мужской дружбы, курсантского и офицерского братства. Мы всегда были там, где было нужно стране, где требовались наши знания и наше мужество. Мы были достойными представителями инженерных войск и светлой частичкой великого народа, мы внесли свой посильный вклад в историю своей страны. И потому хотим, чтобы наши имена остались в памяти наших потомков, новых поколений курсантов и офицеров Российской армии.

В этой Памятной книге мы расскажем о себе. О том, как учились, жили, служили, воевали, дружили и любили. Мы, конечно, не были какими-то особенными, выдающимися. Нет, мы были обычными, простыми ребятами, каждый со своими житейскими мечтами и проблемами. Нас трудно было выделить из курсантской среды родного училища, такими одинаковыми и красивыми все казались… Но нас выделяло другое, главное – «узы святого товарищества», осознание того, что мы - Первая рота, а значит должны быть лучшими, добиваться большего, идти дальше, должны «душу положить за други своя» и в этом мы были неповторимы. Наш любимый начальник факультета Валерий Фомич Комар был прав, когда говорил: «Первая рота – она всегда и во всем Первая».

Легендарному «Фомичу» предоставляется вступительное слово.

«Дорогие ребята! Я счастлив тем, что инженерно-механический факультет начинался с вашей роты. В памятном 1974 году в 1 роту командование факультета и училища отобрало лучших абитуриентов из числа солдат, суворовцев и гражданской молодежи. Командирами назначили лучших офицеров, имеющих опыт службы в войсках.

Замысел начальника училища генерала Жигайло В.В. сделать 1 роту авангардом инженерно-механического факультета, а факультет – авангардом училища, блестяще удался. Все 5 лет мы были первыми и в учебе, и в спорте, и в службе. Мы были лучшими! Первой роте были по плечу любые задачи, которые ставили перед ней командование.

Думая о вас, дорогие мои ребята, я вспоминаю прекрасные 70-е годы, наполненные заботами по организации учебного процесса качественно нового структурного подразделения Калининградского училища – нашего факультета. Вспоминаю каждого из Вас поименно…, проблемы с учебой, с физо да и с дисциплиной бывало… Вспоминаю и грандиозные стройки по благоустройству территории вокруг курсантского общежития, по строительству троллейбусной линии до нашего училища. Курсанты 1 роты были главной ударной силой, моей надежной опорой не только при выполнении этих задач. И совершенно закономерно, что из роты трое ребят закончили училище с золотой медалью и около 20 (извините, что не помню точно) с отличием. Такое количество золотых и краснодипломных специалистов вышедших из одной роты - редчайший случай даже в масштабе всех ВУЗов МО СССР.

От всей души рад, что курсанты 1 роты во главе с ее командиром Димой Акимовым, всегда вместе. Рад вашей замечательной идеи написать эту книгу. Уверен, что она сослужит хорошую службу всем, кто ее прочитает.

Всех крепко обнимаю, Комар В.Ф.»

ГЛАВА 1
История 1-й роты курсантов КВИУИВ им. А.А. Жданова с июля 1974 по июнь 1979 гг.
Начало учебы курсантов набора 1974 г. в Калининградском инженерном училище совпало с крупными организационными изменениями в структуре одного из старейших отечественных военно-учебных заведений. Можно считать, что подобных изменений училище не знало с 1960 г., когда оно было переведено из Ленинграда в достаточно далекий западный Калининград. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию высшего образования» в мае 1973 г. вышел приказ МО СССР о реорганизации Калининградского высшего военно-инженерного Краснознаменного ордена Ленина командного училища инженерных войск (КВВИКОЛКУ) им. А.А. Жданова со сроком обучения 4 года в высшее училище со сроком обучения 5 лет. Оно становилось учебным и научным центром всех инженерных войск.

Причинами таких преобразований объявлялись коренные качественные изменения в военной технике и оружии, способах и формах ведения боевых действий, а их, в свою очередь, связывали с научно-технической революцией в военном деле. Делался вполне обоснованный вывод о необходимости значительного повышения уровня подготовки всего офицерского состава, и в первую очередь выпускников училищ.

Отныне из названия училища убиралось слово «командное», и звучало полное название так: Калининградское высшее инженерное ордена Ленина Краснознаменное училище инженерных войск (КВИОЛКУИВ) им. А.А. Жданова. Чаще, правда, его называли в сокращенном варианте – КВИУИВ. Под таким названием училище и вошло в последующую историю, просуществовав до середины 90-х гг. Вводились белые погоны для курсантов вместо желтых командных, что сразу отличало новобранцев 1974 г. от старожилов училища.

Изменения самой организационно-штатной структуры вуза оказались весьма впечатляющими. Вместо хорошо известных, привычных курсантских батальонов создавались факультеты, которые готовили будущих офицеров по следующим специальностям: первый факультет – военные инженеры-механики, второй - военные инженеры-строители-фортификаторы. Планировалось создать и третий факультет – электромеханический и радиотехнический, однако в последствии эти специальности вошли во второй факультет, а первый так и остался чисто механическим. Именно первая рота курсантов набора 1974 г. составила костяк первого факультета. Ее первым командиром стал майор М.И. Ильин.

Кроме того, в училище впервые вводилось обучение офицеров, причем сразу в двух формах – очной и заочной. С офицерами-очниками курсантам первой роты в дальнейшем пришлось достаточно тесно общаться в нарядах по факультету и на других дежурствах. В соответствии с тем же приказом в училище создавались научно-исследовательский и редакционно-издательский отделы. Наконец, прекращалась подготовка офицеров воздушно-десантной и переправочно-десантной специальностей, они переводились на обучение в другие инженерные училища – Тюменское и Каменец-Подольское. Таким образом, в августе 1974 г. подводилась черта под историей традиционного командного училища и начиналась история училища нового типа – высшего, инженерно-научного, с лишним годом обучения и манящими, хотя и не очень ясными, перспективами для выпускников.

Начальником училища незадолго до нашего поступления был назначен полковник, в дальнейшем генерал-майор инженерных войск В.В. Жигайло, ныне, увы, давно уже покойный. В то время он казался нам образцом генерала – красивый, импозантный, очень спортивный, властный и одновременно простой в общении. Подумать только, с абитуриентами он играл в настольный теннис и то ли в шутку, то ли всерьез обещал принять в училище любого, кто сумеет его обыграть. Вот только таковых никак не находилось. Ко времени назначения начальником училища Виктор Васильевич уже имел большой опыт командования строевыми и учебными подразделениями, был дважды орденоносцем – награжден орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени.

Более десяти лет В.В. Жигайло успешно руководил училищем, вносил огромный вклад в развитие учебно-материальной базы, в обучение и воспитание подчиненных, затем попал в жернова антиармейской кампании горбачевских времен и был дискредитирован в главном печатном органе страны – газете «Правда», где появилась заказная статейка некоего военного корреспондента по фамилии Изгаршев (в дальнейшем, припертый к стенке угрозой суда, он признался, что статья была сугубо заказной и к тому же хорошо оплаченной). Видимо, все это повлияло на здоровье Виктора Васильевича, и умер он от сердечного приступа совсем нестарым человеком.

Постепенно курсанты научились различать, что называется, в лицо и непосредственных помощников В.В. Жигайло: заместителей начальника училища по политической части полковника Е.П. Морозова, по учебной и научной работе – генерал-майора А.В. Ольшанского, по строевой части – полковника Н.Н. Коренькова (все трое – участники Великой Отечественной войны, награжденные многими орденами и медалями) и заместителя по материально-техническому обеспечению И.А. Черных. Других офицеров, в первую очередь преподавателей, узнавать и составлять о них мнение приходилось уже в ходе учебы.

Свое пребывание в училище курсанты первой роты начали с освоения новых учебных программ, ориентированных на пятилетний срок обучения. Уже первое знакомство с учебно-материальной базой училища показало, насколько все было продумано, организовано и скомпоновано в многочисленных лабораториях, учебных площадках, огневых и взрывных городках, классах и аудиториях. Впоследствии стало известно, что в короткие сроки, буквально зимой-весной 1974 г., т.е. за несколько месяцев до начала занятий по новым программам, учебно-материальная база училища пополнилась новыми объектами – современным методическим кабинетом кафедры машин инженерного вооружения, классом технического обеспечения, оборудованной по последнему слову электротехнической лабораторией. Было завершено строительство кинолекционного зала, оборудование машинодрома, постоянно благоустраивалась территория городка и прилегающих учебных полей.

Территория училища располагалась на некотором удалении от города, в поселке Борисово. Как объяснили старожилы, до инженерного училища здесь располагалось довоенное немецкое танковое училище войск СС. Отсюда невиданные в других местах Советского Союза длинные кирпичные казармы с остроконечными красными черепичными крышами, прямые аллеи, многочисленные асфальтированные дорожки, наконец, спортивные площадки на каждом шагу. Конечно, после войны все это во многом было переделано и отреставрировано, но все равно атмосфера не по-нашему строгой рациональности всегда присутствовала на территории училища в годы учебы и до сих пор вспоминается при упоминании Калининградской «альма матер».

Конечно, учеба всегда остается на первом месте, в конце концов, для того вчерашние школьники и становятся курсантами. Однако для начала необходимо было познакомиться с непосредственными начальниками, почувствовать их отношение к курсантам как к коллективу и лично к себе, оценить деловые и морально-психологические качества руководителей, с которыми судьба связала на добрые пять лет. Ведь подчиненные всегда оценивают начальников, но не всегда такая оценка поначалу бывает объективной. Как правило, все приходит с годами, в том числе и осознание того, пользу или вред принесли лично каждому требовательность или, наоборот, попустительство непосредственных начальников.

Так вот, начальник первого факультета полковник Валерий Фомич Комар относился как раз к типу разумно требовательных руководителей и понимал, что нужно молодым людям, в большинстве своем вчерашним десятиклассникам, чтобы стать людьми военными. Принял должность начальника факультета он не сразу, не с 1 сентября 1974 г., а несколькими месяцами позже, где-то ближе к новому году. Нельзя сказать, что личный состав первой роты воспринял нового начальника с восторгом, скорее наоборот, прежде всего из-за того, что он сразу показал себя необычайно требовательным, решительным в достижении цели и въедливым руководителем. Проще говоря, Валерий Фомич нас гонял ровно два года, то есть на протяжении первого и второго курсов. Гонял нещадно, что называется, в хвост и в гриву, не давая спуску никому.

Каждое утро в любую погоду мы с голым торсом («форма № 2) или в более щадящем варианте одежды («форма № 3» бегали по машинодрому, наматывая километры, а впереди всех – сам начальник факультета в неизменном спортивном костюме. Уже не молодой человек, он поражал всех своей спортивностью, «упертостью», неизменным оптимизмом. После обеда, тоже практически каждый день, в часы спортивно-массовой работы бегали кросс один километр, проклиная нелегкую судьбу. А в голове во время кроссов билась только одна мысль – 3 минуты 25 секунд – это норматив на отличную оценку. Кроме того, постоянно в часы спортивно-массовой работы до изнеможения занимались на гимнастических площадках, полосах препятствий, в спортивных залах. Такими «глупостями», как волейбол или футбол, могли позволить себе заниматься только по воскресеньям и праздничным дням, да и то когда не было общеучилищных спортивных соревнований.

Помимо этого, с завидной регулярностью приходилось совершать марш-броски на 6 км. Марш-броском этот вид военных соревнований только назывался - якобы можно было часть пути бежать, а часть идти быстрым шагом, но на деле, чтобы уложиться в норматив, надо было только бежать, причем в полной экипировке, со штатным оружием (автомат АКМ), штык-ножом в ножнах, противогазом, подсумком и так далее. Вот такие были физические нагрузки. Кто-то справлялся с ними лучше, кто-то хуже, но абсолютно все в итоге научились преодолевать себя, несмотря ни на что стремиться к победе, добиваться совершенства не только физического, но и морально-психологического.

Может, с позиций сегодняшнего дня такие качества, равно как и культивируемое в тогдашней курсантской среде чувство коллективизма, могут показаться отжившими и нелепыми, но ведь нас готовили к выполнению вполне конкретных боевых задач, а называя вещи своими именами, к реальной войне, причем не с какими-то занюханными террористами или трусливыми грузинами, а с армиями стран НАТО – противником сильным, умелым, прекрасно оснащенным технически.

Но та эпоха безвозвратно ушла в прошлое вместе со страной, рождавшей эпохи. Для нашего времени сгодятся и сегодняшние курсанты, понятия не имеющие о казарменной жизни и коллективизме, да и вообще не знающие каких-либо трудностей, умеющие только тыкать пальцем в клавиши компьютера, а вместо турника и брусьев занимающиеся на комфортных тренажерах марки «Кетлер». Все это очень нравится современным улыбчивым генералам, любящим приезжать в немногочисленные сегодняшние военные институты и университеты и с умилением наблюдать царство уюта и благополучия. Как раз в этом заключается принципиальное отличие сегодняшней системы военного образования от далеких, почти нереальных 70-х годов. Тогда курсантов стремились обучать и воспитывать, а теперь – соблюдать их человеческие права, не напоминая об обязанностях. Ну что ж, может так и надо. В конце концов, им служить в будущей реформированной армии, а если не повезет, то и воевать придется.

Заместителями начальника 1-го факультета по учебной и политической части были назначены соответственно полковники Е.В. Любомирский и Н.И. Голосов, достаточно успешно выполнявшие свои обязанности на протяжении всего периода обучения курсантов первой роты. Но особенно хорошо мы контактировали с секретарем бюро комсомольской организации факультета лейтенантом, впоследствии старшим лейтенантом, Ф.М. Дайноровичем. По возрасту он недалеко ушел от курсантов, кроме того, человеком оказался динамичным, инициативным, хорошим организатором, нацеленным на то, чтобы жизнь курсантов (разумеется, во внеслужебное время) оказалась как можно интереснее и насыщеннее. Особенно ярко проявил он себя на последних курсах, когда сумел организовать целый ряд интересных культурно-массовых мероприятий: дискотеки и танцевальные вечера, посещение музеев, встречи с шефами, такими, например, как работницы молокозавода, и даже обучение бальным танцам – вальсу и танго. Здорово было, чувствовалось, что факультет наш очень даже продвинутый, особенно по сравнению с прежними курсантскими батальонами «старой формации». Конечно, мероприятия считались общими для всего факультета, но тон в них по праву старшинства всегда задавали курсанты первой роты.

Безусловно, самыми близкими из офицерского состава были для нас представители командования роты. Справедливости ради надо отметить, что и рот в новом пятигодичном училище не должно было быть, вместо них предусматривались курсы, а командиры рот и взводов отныне именовались начальниками курса и курсовыми офицерами. Но название «курс» вместо роты как-то не прижилось, первую роту так и продолжали называть ротой, да и офицеров по-прежнему неофициально считали ротными и взводными.

Так вот, командиром (начальником курса) первой роты первого факультета после М.И. Ильина стал капитан Н.В. Погорелов, а на третьем году обучения его сменил бывший командир взвода (курсовой офицер) этой же роты Д.П. Акимов. Именно Дмитрий Павлович Акимов стал первым выпускающим командиром первой по счету роты пятилетнего срока обучения. Оглядываясь в толщу без малого сорока прошедших лет, видишь его невысокую, подтянутую фигуру, всегда до блеска начищенные сапоги, густую копну черных волос под фуражкой. Как и к начальнику факультета В.Ф. Комару, отношение к нему у курсантов поначалу было неоднозначным, настороженным. Как обычно, не нравилась излишняя, как нам тогда казалось, требовательность. А подкупали энергичность, выправка, прекрасная строевая подготовка и, самое главное, человечное отношение к подчиненным. Равнодушного отношения, «оловянных глаз», пустых формальных придирок мы от него не видели никогда.

Когда надо было, Д.П. Акимов защищал курсантов от нападок вышестоящего командования, договаривался с преподавателями, не боялся брать ответственность на себя. А еще умел работать с сержантами, всегда обладал, может, к неудовольствию завзятых «самовольщиков» и прочих нарушителей уставного порядка, полной информацией о положении дел в роте. Каждого курсанта роты он знал вдоль и поперек, и если считал кого-то хорошим человеком (любимое выражение – «с ним я бы пошел в разведку»), то защищал его всеми доступными средствами, старался помочь и подержать. Может, это несколько упрощенный и субъективный подход, и по отношению к отдельным лицам Дмитрий Павлович был неправ и несправедлив. Может быть. Но вот добился же он отчисления на четвертом (!) курсе из училища некоего А. Бондарчука, бывшего суворовца, которого искренне считал и называл мерзавцем. А как еще можно было назвать человека, который совершенно сознательно, будучи часовым на боевом посту, разделся, сняв оружие и боеприпасы, и преспокойно загорал, пока не был пойман проверявшим службу в карауле командиром роты. Естественно, командование училища не было заинтересовано в отчислении курсанта четвертого курса, на Д.П. Акимова оказывалось давление, но он оставался непоколебим и доказал, что таким, как Бондарчук, не место в его роте. Такая принципиальность и убежденность в своей правоте отличали Д.П. Акимова на протяжении всей его дальнейшей службы. Все, кто знал его уже после училища, в процессе дальнейшей службы, могут подтвердить, что волосы он подрастерял, а в морально-психологическом плане остался таким же, как в молодости.

Курсовыми офицерами первой роты в разное время были лейтенанты, в последствии старшие лейтенанты В.П. Потапов, А. А. Семкин, С.А. Нюкало. Должностные обязанности распределялись между ними следующим образом: по два взвода приходилось на каждого курсового офицера. Отношение курсантов к ним был неодинаковым: к Потапову относились с уважением за простоту и незаносчивость, считали «своим мужиком», Семкина курсанты первого и второго взводов в массе своей не любили, считали противным за то, что «сует нос во все дыры», а Нюкало казался уж чересчур простым, эдаким малообразованным крестьянским сыном. Конечно, такие мнения страдали субъективностью, на самом-то деле все эти молодые офицеры, по возрасту недалеко ушедшие от курсантов, дело свое знали и по мере сил и возможностей делали из нас военных специалистов. Никто из них просто так номер не отбывал, а тем более не злоупотреблял должностным положением, как это нередко бывает в наше время.

Первоначально набор первой роты курсантов составлял более 140 человек, представителей самых разных городов и весей бывшего необъятного СССР. Особенно много было представителей Калининграда и области, а также Белоруссии. Довольно значительным оказался контингент с Украины. Несколько меньше оказалось представителей Москвы и подмосковного Нахабина. Были люди из Прибалтийских республик, Молдавии, разных областей и краев России. Большинство приехали учиться всерьез и надолго, но некоторые довольно скоро покинули ряды курсантов, в том числе и из-за элементарного нежелания учиться в высшем военно-учебном заведении, когда стало более или менее ясно, в чем эта учеба заключается.

Примерно тридцать человек отсеялось после первой же сессии, зимой 1975 г., пополнив ряды училищного батальона обеспечения учебного процесса (БОУП), то есть став рядовыми срочной службы на общих солдатских основаниях. Учеба, совмещаемая с постоянными работами на различных объектах училища, выполнением многочисленных служебных обязанностей, многим поначалу давалась с большим трудом. Тем более что в первом семестре пришлось постигать такие сложные теоретические дисциплины, как высшая математика и начертательная геометрия, доступные пониманию далеко не каждого. Приходилось зубрить тяжелые непонятные науки, а делать это было нелегко, потому что в часы самоподготовки после пережитых в первой половине дня физических нагрузок приходилось в первую очередь бороться со сном (а до обеда, соответственно, с голодом).

Однако в конечном итоге теоретические трудности удалось преодолеть, во многом благодаря тому, что преподавали данные дисциплины лучшие преподаватели кафедры общеобразовательных дисциплин: высшую математику - доцент Л.П. Клиновская, а «начерталку» - Э.М. Алеева. Уж как они старались вложить в не очень сообразительные курсантские головы формулы, плоскости и проекции, проводили дополнительные занятия, применяли все возможные педагогические методы. И добились того, что большинство их подопечных сумели освоить материал и успешно сдать экзамены. В дальнейшем подобные общетехнические дисциплины давались нам значительно легче, в том числе знаменитые термех и сопромат во втором семестре первого курса.

Третьей дисциплиной, по которой пришлось сдавать экзамен в первом семестре, оказались инженерные заграждения. Часов по этому предмету было удивительно много, в том числе практических в полях, где приходилось подрывать тротиловые шашки разной мощности, устанавливать противотанковые мины вручную и с прицепного минного заградителя. Под руководством преподавателей полковников Б.И. Осовицкого и Г.М. Зацерковного курсанты освоили практически все виды инженерных боеприпасов, средства разминирования, кумулятивные подрывные машинки КПМ-1 и КПМ-2. Этот экзамен большинство курсантов первой роты сдали с первого раза, предмет нам нравился.

Наряду с отстающими, уже по итогам первой экзаменационной сессии выявились отличники, будущие золотые медалисты и краснодипломники Е. Цыбизов, Е. Муратов, А. Бабич, В. Ярошенко, В.Буренок, В. Аниськов и другие. Курсант Е. Цыбизов за отличные успехи в учебе был досрочно отпущен на зимние каникулы, как и курсант Фатеев из второй роты. Объявил об этом торжественно, перед строем факультета лично В.Ф. Комар. На остальных курсантов первого факультета это произвело сильное впечатление, заставило подтянуться, встряхнуться и с удвоенной энергией взяться за учебу. В дальнейшем поощрение особо отличившихся курсантов перед строем факультета стало устойчивой традицией.

Начиная со второго семестра учиться стало не то чтобы легче, но уже без фатальной обреченности на неуспех. Втянулись в учебный процесс, поняли, что нужно для успешного прохождения семинаров, лабораторных и практических работ, сдачи зачетов и экзаменов. Приходилось осваивать множество предметов, как военных, так и общетехнических. Очень много времени уделялось изучению машин инженерного вооружения на кафедре полковника Н.Г. Бородина. Занятия проводились преимущественно в классах учебных машин и лабораториях, надо сказать, прекрасно оборудованных. В книге «Школа военных инженеров» издания 1980 г. имеется иллюстрация, на которой курсанты первого взвода первой роты первого факультета изучают на занятии устройство гидросистем инженерных машин. Узнаваемые лица преподавателя и курсантов, портрет Ленина на стене и разнообразное лабораторное оборудование. А если есть материальная база для проведения занятий, то и обучение будет эффективным. В этом случае появляется возможность поточного обучения с последовательной отработкой учебных вопросов на разных стендах и установках.

Очень много времени уделялось изучению дисциплин кафедры эксплуатации и ремонта машин инженерного вооружения, которую возглавлял полковник В.Н. Примак. По плану изучения дисциплины «Детали машин» приходилось осваивать некоторые рабочие специальности: электоросварочные работы, лужение, кузнечное дело, токарное и слесарное ремесло. Изучали передвижные ремонтные мастерские, методы восстановления деталей. И всегда все работало, преподаватели понятно объясняли особенности трудовых процессов, знакомили с инструментами, инженерным оборудованием, технологией материалов, руководили лабораторными исследованиями, а курсанты все это с удовольствием постигали опять же под чутким руководством преподавателей. Неудивительно, что коллективы кафедр машин инженерного вооружения и эксплуатации и ремонта машин инженерного вооружения стали победителями смотра на лучшую учебно-материальную базу в честь 30-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Помимо военно-технического, большое внимание уделялось и чисто военному образованию. Общая тактика, защита от оружия массового поражения, топография, огневая подготовка находились в ведении кафедры общевойсковых дисциплин, которую возглавлял полковник В.И. Вислогузов. Здесь в первую очередь вспоминаются полевые тактические занятия, ночное ориентирование на местности, тактические учения с использованием полевых радиостанций и, конечно, занятия на городке химзащиты, где курсанты учились тушить настоящий напалм с помощью обычной солдатской шинели. Особенно сложно на занятиях по ЗОМП было выполнить нормативы по скоростному надеванию общевойсковых защитных комплектов (ОЗК). Многочисленные шпеньки, завязки, тугая негнущаяся резина, к тому же с резким неприятным запахом, жесткие временные рамки и неумолимый преподаватель с секундомером – все это не раз потом вспоминалось как кошмарный сон. Однако некоторые курсанты справлялись с этой сложной задачей легко, без всяких затруднений. Младший сержант В. Шлея даже получал внеочередные увольнения за успешную сдачу нормативов по ЗОМП.

На третьем и четвертом курсах особенно много времени, насколько помнится, в учебных программах пятигодичного училища отводилось предмету «Инженерное обеспечение боя». Одноименную кафедру возглавлял очень авторитетный начальник полковник Н.Я. Арютов, известный чуть ли не всем инженерным войскам. Во всяком случае, в 80-е годы его имя хорошо было известно и в Москве в Военно-инженерной академии. На занятиях по данной кафедре очень большое внимание уделялось полевым занятиям, на которых курсанты предметно изучали основы выполнения многочисленных задач инженерного обеспечения. Другими словами, убеждались, что с помощью уже изученных машин инженерного вооружения можно с высокой эффективностью выполнять практически все задачи инженерного вооружения. Кроме того, на полевых занятиях по инженерному обеспечению боя постигались навыки практической работы командира и начальника инженерной службы в условиях, приближенных к реальной боевой обстановке. Курсанты получали наглядное представление о том, как должны проводиться тактико-специальные учения с войсками.

Завершали же цикл обучения по военным и военно-техническим дисциплинам производственная практика и войсковая стажировка. В отличие от нынешних времен, вопрос с выделением денег для перемещения курсантов из Калининграда в другие города и веси бывшего Советского Союза тогда не стоял, поэтому география прохождения практики и стажировки была весьма обширная. И то, и другое мероприятие продолжалось в течение месяца, не считая времени на проезд к месту проведения.

Организатором производственной практики с выездом курсантов на военные заводы, выпускающие или ремонтирующие инженерную технику, выступила кафедра эксплуатации и ремонта машин инженерного вооружения. Проходила практика зимой 1978 г. в начале второго семестра четвертого курса обучения. Местами проведения стали Ярославль, Тамбов, Слуцк, станция Красные Зори под Ленинградом и другие населенные пункты, где имелись военные заводы. Группы для проведения практики сформировали достаточно большие по численности, человек по десять и больше.

Впервые курсанты оказались в непривычной, большинством из нас никогда не виданной индустриальной среде, причем в качестве не наблюдателей, а участников производственного процесса. Заводские мастера и бригадиры расставляли всех по участкам, где мы и знакомились с производством. Трудно с уверенностью сказать, так ли уж это пригодилось большинству участников практики в дальнейшей службе, но что касалось свободного времени, походов на местные дискотеки и прочие замечательные места досуга, то с этим у практикантов, независимо от места пребывания, все было в полном порядке. Особенно довольными выглядели «тамбовчане», их восторженные разговоры о достоинствах славного города Тамбова продолжались, по крайней мере, еще полгода после окончания практики.

Войсковую стажировку организовывала, конечно же, кафедра общевойсковых дисциплин. Здесь группы формировались небольшими по численности, каждому курсанту выдавалось командировочное предписание. Географический размах стажировки был необычайно обширным – практически все крупные войсковые части и соединения, располагавшиеся в Европейской части СССР. За Урал не поехал никто, очевидно, деньги все же экономились, да и какой смысл, если в европейских военных округах было все необходимое для ознакомления с реальной жизнью нормальных войсковых частей, а не каких-нибудь БХВТ, которые с энтузиазмом создавали на месте боевых частей в 90-е гг. прошлого века. Проходила стажировка в начале пятого курса, в сентябре 1978 года.

Большинство курсантов стажировалось в должностях командиров инженерно-саперных, понтонно-мостовых, переправочно-десантных, дорожных взводов, реже, в основном сержанты, - командиров рот и заместителей командиров рот. Наиболее ценным из того, что вынесли стажеры после месячного пребывания в войсках, стало, скорее всего, представление о масштабах и сложности военного хозяйства. Например, подмосковные Таманская и Кантемировская дивизии – это, оказывается, по площади и «населению» целые небольшие города или, по крайней мере, поселки.

Кроме того, впервые удалось заглянуть за пределы собственно инженерных войск и оценить, как много существует в сухопутных войсках разных военных специальностей – танкистов, артиллеристов, пехотинцев, связистов, химиков, автомобилистов, РЭБовцев и других, и у всех свои традиции, свой образ жизни, можно сказать, свой фольклор. И всем никак не обойтись без инженерных войск – на стажировке такое понимание стало особенно четким, превратившись из сентенции в реальный факт. Вот поэтому в инженерных войсках столько самой разнообразной техники, которая имеет привычку ломаться в самый неподходящий момент, например, на учениях или инспекторских проверках.

Так что не зря нас так усиленно обучали эксплуатации и ремонту этой самой техники, ведь в любой части, тем более соединении, машинами инженерного вооружения были буквально забиты боксы и открытые стоянки. Хорошо, допустим, мотострелкам – у них из техники только БМП да БТР, их уж как-нибудь можно выучить, опять же танкисты, а тут десятки наименований. Вот это осознание важности военно-технической подготовки, которую в полной мере давало пятигодичное училище, как раз и пришло в ходе войсковой стажировки.

Вспоминаются преподаватели военных и военно-технических кафедр, внесшие наиболее весомый вклад в обучение курсантов первой роты. Помимо уже упомянутых начальников кафедр и преподавателей, это А.Н. Андросов, И.Д. Арьков, А.Г. Качалов, Э.И. Каллэ, В.П. Ананьев, А.И. Гельфарб, М.И. Лобачев, Н.Я. Мосиюк, В.М. Ненашев, В.Б. Казимиров, В.П. Карпенко, В.Ф. Милюков, И.П. Разбойников, А.П. Шаров и многие другие. С благодарностью можно вспомнить и преподавателей гуманитарных кафедр (тогда они назывались кафедрами марксизма-ленинизма) – начальника кафедры полковника А.А. Сгурского, М.К. Пашина, В.П. Пакина, В.И. Люлечника и других. Вдохновенно читал курс военной истории полковник В.Н. Мишин – маленького роста, подтянутый, обладавший прекрасной эрудицией, учивший нас не только своему предмету, но и делившийся богатым военным и жизненным опытом.

Нельзя не упомянуть и некоторых гражданских преподавателей, хотя их фамилии помнятся не так хорошо, все-таки общетехнические дисциплины изучались на первом и втором курсах. Однако все выпускники первой роты наверняка помнят строгую, но справедливую преподавательницу теоретической механики В. Бекасову, толстого и добродушного преподавателя сопромата Ю.Н. Болдырева, преподавателей физики Ю.Н. Ткачева и Р.В. Гречишкину, несравненную К.Н. Дулецкую – преподавателя английского языка, сумевшую обучить даже тех, кто не имел никаких школьных знаний по языку.

Как уже отмечалось, в училище к началу обучения по пятилетней программе была создана самая современная учебно-материальная база. В распоряжение курсантов предоставлены оснащенные новейшей аппаратурой, приборами, уникальными установками лаборатории, кабинеты, специализированные классы, кинолекционные залы и даже такие экзотические по тем временам технические приспособления, как классы программированного контроля знаний и вычислительный центр. А фонд библиотеки училища составлял, например, более 100 тысяч экземпляров книг, журналов, брошюр и другой литературы.

Нельзя не упомянуть и прекрасно оборудованные городки кафедр, находившихся в учебном центре за пределами училища. Оказывается, их было целых двадцать два, кроме того, в училище были свой машинодром, полевой лагерь, стрельбище, тир. На машинодроме начиналось обучение вождению грузового автомобиля с тем, чтобы в конце третьего года обучения каждый курсант мог получить права на вождение автомобильной техники. На стрельбище вели огонь из автомата Калашникова по падающим и поднимающимся мишеням, в тире осваивали пистолет Макарова, а в полевом лагере в конце пятого курса две недели занимались на учебных полях, жили в палатках и питались с полевой кухни.

Естественно, при такой организации и учеба была плодотворной. Да и могло ли быть по-другому, если в те времена, тридцать с лишним лет назад, на занятиях с курсантами использовались киноустановки, диапроекторы, кадропроекторы, эпидиаскопы, магнитофоны. Например, в феврале 1977 г. перед личным составом училища демонстрировался настоящий учебно-документальный фильм «Действия отряда обеспечения движения», созданный для войск студией Министерства обороны СССР по сценарию, написанному офицерами училища полковником Н.Я. Арютовым и подполковником Г.И. Зубакиным. Даже сейчас во многих российских вузах, особенно бедноватых государственных, нет такого великолепия в отношении учебно-материальной базы, а тогда это воспринималось как само собой разумеющееся, дескать, а как же иначе. Спасибо преподавателям тех времен за то, что благодаря своему опыту и методическому мастерству они превращали прекрасно оборудованную учебно-материальную базу в эффективное средство повышения качества как классных, так и полевых занятий.

Своеобразными вехами учебы, да и всей жизни курсантов первой роты на протяжении пяти лет были разные инициативы, связанные с важными партийно-государственными событиями. Тогда так было принято. Например, в 1975-76 гг. развернулось соревнование за почетное право подписать рапорт Ленинского комсомола XXV съезду КПСС. От первой роты соревнование возглавил курсант В. Сирота. Безусловно, для большинства курсантов соревнование казалось чистой воды формализмом, но ничего, старались соответствовать требованиям командиров и политработников. Конечно, давно нет ни партии, ни комсомола, а тогдашние инициаторы подобных мероприятий – политработники и преподаватели марксизма-ленинизма - не моргнув глазом, переквалифицировались в штатных демократов-антикоммунистов, последними словами ругая и проклиная «проклятые времена застоя». А чего ругать, вы же сами и создавали этот застой, губили тупым формализмом хорошие и полезные начинания.

Годом позже курсантские подразделения соревновались за право подписать рапорт Центральному Комитету КПСС в честь 60-летия Великого Октября. И лучших результатов, как отмечало командование, в социалистическом соревновании добилось подразделение старшего лейтенанта Д.П. Акимова. С 1977 г. и до самого выпуска первая рота курсантов всегда была на первых ролях, а командир роты и курсовые офицеры В.П. Потапов и А.А. Семкин постоянно упоминались в лучшую сторону в приказах по училищу как победители социалистического соревнования.

Торжественно отмечалось в феврале 1978 г. 60-летие Советских Вооруженных Сил (тогда никаких дней защитников Отечества и в помине не было). Вновь подводились итоги соревнования в честь уже этой славной даты, и здесь в лучшую сторону отмечался первый факультет во главе с В.Ф. Комаром, но в его рамках именно подразделение Д.П. Акимова значилось победителем. Кроме того, комсомольские активисты первого факультета постоянно организовывали ленинские уроки, экскурсии к местам боевой славы, встречи с участниками Великой Отечественной войны. С большим успехом проходили читательские конференции, например, по книге генерала армии П.Н. Лащенко «Офицерская юность». Приходилось и «глубоко изучать» нетленные труды классика отечественной литературы Л.И. Брежнева «Малая Земля», «Возрождение» и «Целина», за этим строго следили политработники, те самые будущие демократы. Но все равно, ничего особо страшного в этих мероприятиях не было, не такими уж и тупыми были те книги, какую-никакую воспитательную функцию выполняли.

На четвертом-пятом курсах отличники учебы, будущие золотые медалисты и обладатели красных дипломов, определились окончательно. Ленинским стипендиатом стал сержант В. Буренок, отличниками учебы, показывавшими многолетнюю личную примерность, в книге «Школа военных инженеров» названы сержант В. Ярошенко и курсант С. Смычников. А больше всего строк посвящено курсанту Е. Цыбизову, который был не только отличником, но и активнейшим участником военно-научного общества.

Вообще научно-техническое творчество в училище в тот период было необычайно развито. Считалось, что улучшению военно-научной и технической подготовки курсантов всячески способствует деятельность военно-научного общества. Курсанты занимались военно-научной работой на кафедрах, принимали участие в различных творческих конкурсах. В апреле 1976 г. медалью на студенческой научно-технической конференции вузов Прибалтики, Белорусской и Молдавской союзных республик была отмечена военно-научная работа курсанта первой роты В. Мазурука. А курсант Е. Цыбизов серьезно работал в кружке ВНО при кафедре эксплуатации и ремонта машин инженерного вооружения, принимал участие в экспериментах по исследованию возможностей электроферромагнитной обработки как способа восстановления деталей инженерных машин.

Огромное место в жизни курсантов первой роты занимали физкультура и спорт. Для занятий спортом в училище имелись все условия. В распоряжение курсантов были предоставлены стадион, просторный спортивный зал, спортивные городки, тир, полосы препятствий и даже водная станция, где хоть и не часто, но проходили занятия плаванием. Особенно популярными в то время были военно-прикладные виды спорта: кросс, полоса препятствий, военное троеборье, офицерское многоборье.

Характерной особенностью работы спортивного комитета училища и кафедры физического воспитания являлось вовлечение всего личного состава училища в регулярные занятия спортом. Помимо уже упомянутых ежедневных спортивных мероприятий по плану спортивно-массовой работы, активно проводилась подготовка спортсменов-разрядников и значкистов военно-спортивного комплекса (ВСК). Многие курсанты первой роты увлеченно занимались в секциях тяжелой атлетики, бокса, вольной и классической борьбы, пулевой стрельбы, легкой атлетики и волейбола. Большим авторитетом пользовались руководители спортивных секций А.М. Василевский, Н.И. Куприянов, В.И. Мазалов.

Регулярно проводились училищные и факультетские спортивные соревнования, которые чаще всего приурочивали к памятным событиям в жизни страны и вооруженных сил. Так, в конце 1977 г. в честь 60-летия Советских Вооруженных сил на факультете проводились соревнования по гиревому спорту на приз имени Героя Советского Союза А.П. Дмитриева. В упорной борьбе за первенство победителями стали курсанты первой роты А. Бондарь, А. Геращенко, А. Шило и A. Шайхулов.

Признанными же спортивными лидерами первой роты, победителями и призерами многочисленных училищных, окружных и межвузовских соревнований являлись В. Аниськов, В. Мигачев, А. Шило, С. Викулов, С. Волков, С. Помазан, В. Мазурук и другие. За годы учебы они стали мастерами и кандидатами в мастера спорта, разрядниками, учились и жили в особом, недоступном простым смертным режиме. В 1978 г. во многом благодаря представителям первой роты училище по итогам смотра спортивно-массовой работы заняло первое место в округе и третье место среди вузов Сухопутных войск, было награждено Грамотой главнокомандующего Сухопутными войсками.

Конечно, не учебой единой жили курсанты первой роты, далеко не только ей одной. С первых дней обучения курсанты с немалым удивлением поняли, что в училище придется очень много и упорно работать, причем на самых разных, зачастую тяжелых и, прямо скажем, не всегда приятных физических работах. Начиналось с постоянных уборок территории в любое время года, продолжалось ударным трудом на объектах училища – на кафедрах, в лабораториях и учебных городках - и заканчивалось выполнением ответственных трудовых задач за его пределами, на заводах и в организациях города. Например, в начале четвертого курса на протяжении всего сентября 1977 г. занятий не было вообще, вся рота вкалывала на всяких тяжелых работах. А чего стоили постоянные уборки жилых помещений, особенно во время часто получаемых на первом и втором курсах нарядов на работу (были тогда такие наказания для нерадивых курсантов). Так что командиры всех степеней скучать своим подчиненным не давали. Не было популярным в те времена праздное времяпрепровождение.

Наиболее впечатляющим трудовым достижением можно считать чуть ли не собственноручно построенное ударной бригадой первой роты во главе с сержантом Е. Муратовым здание нового общежития, куда вся рота вместе с командованием факультета (их кабинеты располагались на втором этаже) переехала уже в начале второго курса обучения. Это действительно оказалось общежитие с комнатами на четверых или пятерых человек вместо казарменных помещений, комфортабельными санузлами, душевыми кабинами, спортивными уголками и всем необходимым для военной жизни. А ведь до этого поколения курсантов всегда жили в казармах, что было обязательным для училища с четырехлетним сроком обучения. Пятигодичное же обучение сразу принесло и существенное изменение быта, причем в лучшую сторону. Тогда это казалось весьма символичным.

Чем еще вспоминаются годы учебы в КВИУИВ, так это строевой подготовкой. Любое передвижение по территории училища в составе роты должно было совершаться либо строевым шагом, либо с лихой строевой песней. Особенно характерно это было для прохождения от помещения роты до столовой и обратно. Весь находившийся в строю личный состав самозабвенно пел специально подобранные командованием песни, а когда песня смолкала, тут же переходили на строевой шаг. Правда, какое-то время на втором-третьем курсах передвигались под барабанный бой, умело исполняемый курсантом С. Ганиным, это было легче, не надо было поднимать ногу на 40 сантиметров и тянуть носок. Однако после того, как полковника Н.Н. Коренькова в должности заместителя начальника училища сменил «настоящий полковник» А.Н. Шитов, до крайности упертый военный, барабаны отменили, и снова пришлось ходить строевым шагом и с песней.

К слову сказать, строевые песни у первой роты были замечательные. Поначалу, на первом курсе, помимо ротных песен, подбирались и заучивались песни для каждого взвода, но они были, во-первых, не всегда удачными, а во-вторых, на старших курсах их уже практически не пели. А вот ротные песни «От героев былых времен», «Оркестрик полковой», «Взвейтесь, соколы, орлами» и еще одна, старинная, начинавшаяся со слов «Мы в походах рвем подметки», гремели над училищем и окрестностями. За годы хождения по территории училища исполнение строевых песен было доведено до высоких образцов хорового пения. Звучали песни первой роты, по праву названные знаменитыми, и на выпускном вечере 1979 года. В последствии песни первой роты перенимались молодыми поколениями курсантов, а вот как они исполнялись, мы узнать не могли, поскольку пока не прошел выпуск первой роты из училища, исполнять их публично никто не мог себе позволить.

В день принятия новой Конституции СССР 7 октября 1977 г. первая рота в составе училища проходила торжественным маршем с развернутым Боевым Знаменем по городу Калининграду перед многочисленными жителями города, с интересом наблюдавшими прохождение колонн курсантов. Сами же участники своеобразного парада, как сейчас к нему не относись, чувствовали гордость за принадлежность к могучим Вооруженным Силам, к своему государству, проникались ощущением настоящего, а не придуманного неизвестно кем и зачем праздника.

И в обычных парадах, посвященным годовщинам Октябрьской революции и Дня Победы, с первого по четвертый курс обязательно участвовали «коробки» от первой роты. Так что строевой плац училища во все время обучения был одним из самых популярных объектов, где стаптывались сапоги, но приобретались навыки одного из главных компонентов военной жизни – строевой подтянутости в сочетании с ни чем незаменимым чувством локтя товарища.

Значительную роль в жизни первой роты курсантов играло выполнение служебных обязанностей, в первую очередь караульной службы. Достаточно сказать, что статьи Устава гарнизонной и караульной службы приходилось заучивать наизусть, поскольку досконального знания этих статей постоянно требовали командиры взводов, заступавшие начальниками караулов, и многочисленные проверяющие. Помимо внутренних караулов, периодически приходилось заступать и в гарнизонные караулы, где на гарнизонной гауптвахте содержались дезертиры, самовольщики и прочие серьезные нарушители воинской дисциплины.

На пятом курсе по плану подготовки будущих офицеров практиковалось несение службы в качестве начальников караула. Это была своего рода стажировка, но стажировка, приближенная к реальной войсковой обстановке, потому что количество постов оставалось тем же самым, сохранялась та же самая ответственность за сохранность оружия и боеприпасов, соблюдение правил техники безопасности при заряжании и разряжении автоматов Калашникова, как и при нормальных караулах во главе с командирами взводов. Вроде как привыкли на протяжении четырех лет заступать в караул в качестве обычных постовых, нести службу и отвечать только за себя. Груз ответственности, особенно при проверке постов, был велик. Но ничего, справились, серьезных нареканий ни к кому из курсантов первой роты по поводу несения службы в должности начальника караула не было.

Несмотря на немыслимую по сравнению с нынешними временами загруженность учебными занятиями, служебными обязанностями и ударным трудом на благо Родины, курсанты первой роты отнюдь не были обделены свободным временем и теми маленькими радостями, которые это время предоставляет. Если на первых двух курсах увольнения из распоряжения роты проводились только по увольнительным запискам при условии хорошей учебы, примерного поведения и выполнении спортивных нормативов, то, начиная с третьего курса, всем курсантам выдавались постоянные увольнительные в виде пропуска в твердых корочках. Можно было уходить в увольнения, разумеется, при отсутствии претензий со стороны командования, каждый вечер после самоподготовки и с субботы на воскресенье. Ничего подобного в других училищах Калининграда, авиационно-техническом и военно-морском, в те времена не было. Особенно порадовались этому нововведению курсанты – уроженцы Калининграда, но и иногородним представилась возможность больше времени находиться в городе, знакомиться с местными достопримечательностями и, конечно, местными жительницами.

Огромную роль в устройстве личной жизни курсантов, особенно на последних курсах, играли вечера отдыха, устраивавшиеся по субботам и воскресеньям в клубе училища. Девушки съезжались туда со всего Калининграда и окрестностей, и немало молодых семей образовались именно благодаря этому мероприятию. Вообще в Калининграде было немало чисто женских учебных заведений, а соответственно, потенциальных невест, что очень помогало курсантам в их нелегкой жизни, стимулировало успешную учебу, иначе ведь в увольнение не пустят. А еще на старших курсах неугомонный Ф. Дайнорович приобщал личный состав факультета к высокому искусству, а именно бальным танцам, для чего организовал приезд в училище студенток музыкального училища. Они выступали партнершами курсантов в обучении вальсу и танго, а непосредственно руководил занятиями опытный наставник, начальник клуба капитан Скворцов. Но по каким-то причинам занятия скоро прекратились, хотя кое-каким танцевальным движениям обучиться все же удалось.

За всеми этими делами и заботами неотвратимо приближался день выпуска из училища, который на первом курсе казался невообразимо далеким. Но окончанию учебы предшествовал такой ответственный этап, как дипломное проектирование. А дипломный проект в то время представлял собой достаточно объемную и качественную военно-научную работу с оформлением чертежей, причем исполненных тушью, а также написанной от руки пояснительной запиской внушительного объема, в которой обязательно использовались результаты проведенных экспериментов. То есть всем тем, что положено быть в нормальной научно-исследовательской работе.

Защита дипломного проекта и экзамен по научному коммунизму в совокупности представляли собой государственные экзамены, которые принимала Государственная экзаменационная комиссия во главе с председателем генерал-майором инженерных войск Г.В. Шевченко. Все курсанты-выпускники первой роты успешно защитили дипломы и сдали экзамены, полностью выполнив, как тогда подчеркивали, свои социалистические обязательства. Диплом с отличием и золотой медалью получили младший сержант А. Бабич, старший сержант Е. Муратов и курсант Е. Цыбизов. Многие выпускники первой роты получили диплом с отличием. Ну, а остальные, которых, конечно же, было большинство, довольствовались синими дипломами, что тоже было неплохо.

И вот настал торжественный день первого выпуска военных инженеров, с честью и достоинством отучившихся по пятилетней программе. Было это в воскресенье, 23 июня 1979 года. Надо сказать, что к церемониалу готовились очень тщательно, с чувством большой ответственности. Подгонка обмундирования, уставной внешний вид, отработка строевого шага в строю и вне строя, тренировка в прохождении торжественным маршем и с песней – обо всем позаботились заместитель начальника училища полковник А.Н. Шитов, надо отдать ему должное, и наши факультетские и ротные командиры.

Чтобы представить саму атмосферу праздничного дня выпуска из училища, лучше всего привести цитату из книги «Школа военных инженеров»: «23 июня. Строевой плац, залитый солнцем. Оркестр исполняет строевые песни и марши. Выпускники, одетые в военную форму, выстроились фронтом к трибунам. Справа и слева шеренги курсантов. На плечах выпускников золотом горят лейтенантские погоны. Вот они, военные специалисты новейшей формации, творческая сила армии, гордость народа».

Дальше следовала до слез волнующая церемония прощания выпускников с алым полотнищем Боевого Знамени училища. Под звуки оркестра Знамя проносилось вдоль фронта подразделений, а выпускники, преклонив колено перед святыней училища, целовали край полотнища. Многие собравшиеся на трибунах зрители из числа родственников и друзей не могли сдержать слез. После этого проходило вручение дипломов об окончании училища выпускникам, начиная с золотых медалистов. Вручение проводил лично начальник инженерных войск Министерства обороны СССР маршал инженерных войск С.Х. Аганов. В своей речи на митинге, посвященном выпуску, он особенно акцентировал внимание на то, что это первый выпуск по пятилетней программе обучения, а получивших из его рук дипломы вчерашних курсантов назвал «молодыми офицерами со специальным военно-инженерным образованием».

После этого был еще торжественный ужин, на котором присутствовали родители выпускников, жены (на четвертом-пятом курсах многие успели обзавестись семьей), невесты, подруги, друзья, знакомые. Последний раз спели ротные песни, пожелали друг другу успешной воинской службы, и на этом все закончилось. Начиная со следующего дня, молодые лейтенанты начали убывать в отпуск, а затем к местам несения службы.

А что было потом? Есть ли смысл говорить о традициях и преемственности, или все традиции благополучно испарились в 90-е гг. XX века? Наверное, второе предположение ближе к истине. Нынешнее Кстовское училище имеет весьма отдаленную связь с училищем Калининградским, да и оно, скорее всего, будет преобразовано еще во что-нибудь в ходе непрекращающихся военных реформ. А то, настоящее училище, навсегда останется в памяти убеленных сединами выпускников тридцатилетней давности, когда они были преисполненными гордости и оптимизма молодыми лейтенантами с золотыми погонами на плечах из залитого солнцем далекого июньского дня.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconО доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера,...
Чечеткин Юрий Владимирович, глава городского поселения -глава Администрации Краснокамского городского поселения

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconО доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера,...
Чечеткин Юрий Владимирович, глава городского поселения -глава Администрации Краснокамского городского поселения

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconВведение 4 глава 2 инсталляция 6 глава 3 ведио настройка сервера 12
Спасибо за то, что выбрали Hikvision. Если у вас есть какие-либо просьбы или вопросы, пожалуйста, свяжитесь с нами немедленно

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconЭлектромашинные помещения Глава Генераторы и синхронные компенсаторы...
Правил распространяется на устройство электромашинных помещений и установку в них электрооборудования. Если мощность наибольшей установленной...

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconПредисловие 19 Глава Введение в Check Point Next Generation

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) icon34 {Глава 4} игорь попов, соратник 55 {Глава 5} лирический дневник...
Издание подготовлено при финансовой поддержке Федерального агентства по куль­туре и кинематографии и при содействии Регионального...

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconКонкурсный управляющий спк «Колхоз «Путь к коммунизму» Родионов Юрий...

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconКомандира
Байков Юрий Аркадьевич — полковник, кандидат военных наук, доцент, начальник кафедры Военного университета — § 6 гл. 1

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconПоль Брэгг Чудо голодания Предисловие 1 Глава Получить всё от жизни 7 Глава Чудо голодания 9
В советской и зарубежной литературе все более популярными становятся термины «натуропаты», «натуристы». Так называют людей, предпочитающих...

Акимов Дмитрий Павлович (введение, заключение, 3 глава, приложения) Члены комиссии: Волков Юрий Аркадьевич (1 глава) iconЗаседание проводится в присутствии 8 членов конкурсной комиссии из...
Шевроле-нива 2007 года выпуска, пробег не более 1000 км с дополнительным оборудованием


авто-помощь


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную