Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва)






НазваниеЦ. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва)
страница18/43
Дата публикации25.12.2018
Размер6.52 Mb.
ТипДокументы
auto-ally.ru > История > Документы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   43

2 В этой связи любопытно описание антуража буддийского храма, сделанное В.Тю-менцом в 1617 г. в ставке Алтын-хана: «...бот написаны на бумаге... перед ними три кубки, золочены.... да блюдцев малых с 10; да перед ними стоят свечи тоненкн. неве­домо какие: только курятся, а пламени от них нет; а колокольчики невелички стоят тут же у рундучка. повешены у стены. И книги у них есть, и пение по их вере. — вечерни, завтрени и обедни по вся дни живут; кланяются до земли; да у них же четки, костяные и каменные. А платье на том кутукте и его крылашенях походило на 1реческое, без рукав, носят на опашку. А бог у них вылит в золоте, что ребеночек невелик» [Банни­ков, 1954: 14]. С другой стороны, согласно средневековым и современным сообщени­ям, несторианским храмам не были свойственны иконы и скульптурные изображения. По словам Мариньолли, «иудеи, татары и сарацины считают нас наихудшими идоло­поклонниками, и так думают не только язычники, но и некоторые христиане. И хотя тамошние христиане почитают картины, им противны иконы, лики [святых] и всякие страховидные фигуры на манер тех, которые имеются во многих наших церквах» [Ма­риньолли, 1996: 154]. Путешественник середины XIX в., делясь своими впечатлениями от знакомства с одной из многочисленных нссторианских общин Персии, отмечает: "In the church there was not a single picture or image, and, in answer to my inquiry, they said such things were never permitted by their religion" [Sheil, 1856: 351].

(см., например, [Никитин, 1984; Байпаков, 1994: 97; Железняков, 2002: 302]). И это несмотря на откровенно уничижительные определения увиденного Рубруком как «безумства», «кумирни» и «жрецы идоль­ские»; на отсутствие в кумирнях какого-либо изображения креста или Иисуса; на многие точные признаки буддизма, отмеченные в описании Н.П.Шастиной (см. [Рубрук, 1993: 212, 213]); наконец, несмотря на то, что несколькими страницами ниже Рубрук сообщает, что он и его спутники в 3 лье, т.е. менее чем в 15 км, от Каялыка «нашли поселение совершенно несторианское. Войдя в церковь их, мы пропели с радо­стью, как только могли громко „Радуйся, царица", так как давно уже не видали церкви (курсив мой. — В.К.)» [Рубрук, 1993: 117]3.

Особую ценность информации Шильтбергера придает то обстоя­тельство, что она относится к началу XV в. и, следовательно, демонст­рирует сохранение активности буддизма в условиях, когда золотоор-дынская элита, казалось бы, уже давно сделала окончательный выбор в пользу ислама. Более того, И.Шильтбергер ознакомился с верова­ниями населения Урала и Западной Сибири, участвуя в походе Едигея, который, по мнению исследователей, если не завершил утверждение ислама в Золотой Орде, то по меньшей мере много способствовал ее окончательной исламизации. Это позволяет думать, что до того как ислам был провозглашен государственной религией, популярность буддизма и его политическое влияние могли быть весьма высокими.

Судя по некоторым источникам, золотоордынские буддисты игра­ли важную роль в попытках преодоления раскола Монгольской импе­рии, предпринимавшихся в конце XIII — начале XIV в. Как известно, сразу же после смерти Менгу-Тимура Джучиды изъявили готовность признать сюзеренитет Хубилая. По словам Рашид ад-Дина, «Ногай, Куинджи и Туда-Менгу, посоветовавшись, послали к кану Нумугана4 и доложили: „Мы покоряемся и все явимся на курилтай"» [Рашид ад-Дин, 1960: 171]. И хотя курултай не состоялся, какое-то движение, если не к восстановлению целостности империи, то к уменьшению угрозы открытых столкновений, все же было.

На это, в частности, указывает письмо ильхана Текудера, направ­ленное в 1283 г. «мятежнику» — мамлюкскому султану Калауну, в ко­тором содержится совет быть сговорчивей и подчиниться Чингисидам,

Каялык по данным дорожников и археологических исследований отождествляется с Антоновским городищем, находящемся в междуречье Сарканд — Лепсы. В последние годы на территории городища исследованы остатки культовых сооружений, которые К.М.Байпаков интерпретирует как соборную мечеть и буддийский храм [Байпаков, 2005].

^ Нумуган, четвертый сын Хубилая, был захвачен в 1268 г. своими двоюродными братьями во время военных действий против мятежного хана Хайду и передан Мснгу-Тимуру.

ибо они вновь едины и сильны. Тскудер был мусульманином и правил под именем Ахмед, мусульманином был и джучидский хан Туда-Менгу. Это обстоятельство могло хотя бы отчасти сгладить противо­речия между правителями западных монгольских улусов и ослабить союз Золотой Орды и Египта. Отсутствие враждебности в отношениях Туда-Менгу и Ахмеда в известной степени засвидетельствовано тем, что Ахмед, потерпев поражение в борьбе за власть от Аргуна, пытался бежать в Дербент [Рашид ад-Дин, 1946: 110].

По мнению П.Джексона, прямым результатом прекращения джу-чидо-толуидской усобицы можно считать всплеск военной активности Золотой Орды в Европе во второй половине 1280-х годов, однако, этот мирный период продолжался весьма недолго, сменившись новым обо­стрением отношений между Золотой Ордой и ильханами, что вырази­лось в золотоордынских набегах на пограничные территории Улуса Хулагуидов в 1288 и 1290 г. [Jackson, 2005: 198, 199].

Последнее утверждение, на наш взгляд, нуждается в пояснениях. Инициатива признания сюзеренитета Хубилая и примирения с Хула-гуидами, учитывая сомнительную дееспособность хана Туда-Менгу, надо полагать, исходила от Ногая и Коничи (Куинджи). У них были веские причины к тому, чтобы желать и добиваться мира и законности в пределах de jure единой Монгольской империи. Восстановление сис­темы имперского управления обещало региональным лидерам мас­штаба Ногая и Коничи по меньшей мере возможность апеллировать к имперскому правительству в Ханбалыке при конфликтах с Сараем и претендовать на долю в имперских доходах с завоеванных стран.

Были и персональные мотивы. Возвращение Улуса Джучи в импер­скую сферу сулило Коничи обретение прежнего статуса Кок-Орды, т.е. большую свободу и независимость от сарайских ханов, а также избавление от угрозы войн, то и дело разгоравшихся у границ его вла­дений. Ногай же, видимо, лишь с санкции Хубилая мог осуществить свои честолюбивые замыслы и либо получить легитимную власть над Джучидами, подобно тому, как это однажды удалось Бсрке, либо — по примеру Хулагу — стать основателем новой династии ильханов.

Стремление Коничи и Ногая к примирению с Толуидами прописа­но в источниках с достаточной определенностью. Так, Рашид ад-Дин констатирует, что Коничи (кстати, приходившийся ильхану Ахмеду, вступившему на трон в 1282 г., двоюродным братом) «...был долгое время правителем улуса Орды и другом и приверженцем Аргун-хана, а потом и государя ислама, Газан-хана... Он всегда посылал [к ним] гонцов с изъявлением любви и искренней дружбы» [Рашид ад-Дин, 1960: 67]. В «Юань ши» есть сообщение о пожаловании Хубилаем в феврале 1288 г. принцу Коничи 500 унций серебра, жемчужного

ожерелья и комплекта дорогих одежд [Allsen, 1987: 21]. Касаясь отно­шений Ногая с Хулагуидами, Рашид ад-Дин пишет: «...Нокай с Абага-ханом и Аргун-ханом положил начало искренней дружбы и единения, в... году он послал к Абага-хану свою жену с сыном своим Тури и од­ного эмира и сватал у него двух дочерей. Он [Абага-хан] выдал одну дочь за Тури... Когда между ним [Нокаем] и Токтаем наступили раз­дор и война, он посылал постоянно к государю ислама [Газан-хану]... умоляя [его] о помощи и хотел стать зависимым от его высочайшей особы» [Рашид ад-Дин, 1960: 86-87]. Вряд ли следует принимать все детали этого сообщения на веру5, но в целом оно объективно отражает

Сомнение вызывает, прежде всего, утверждение «о начале дружбы и единения» со времен Абаги. Абага умер в том же году, что и Мекгу-Тимур, а в правление последнего Ногай, по всей видимости, еще не обладал самостоятельностью, достаточной для установ­ления прямых отношений с ильханами. Предложение Ногая своей дружбы Абагс маловеро­ятно еще и потому, что отношения между Улусами Хулагу и Джучи на протяжении почти всего правления Менгу-Тимура оставались враждебными. Рашид ад-Дин упоминает лишь одно джучидское посольство к ильхану от Менгу-Тимура. Оно было отправлено осенью 1270 г., и повод к нему был вполне благопристойный: гонцы Менгу-Тимура прибыли по­здравить Абагу с победой над ханом Чагатайского улуса Бораком, агрессивность и интри­ганство которого изрядно досаждали всем соседям; впрочем, не исключено, что это посоль­ство было как-то сопряжено с официальной интронизацией Абаги, которой он дожидался пять лет [Рашид ад-Дин, 1960: 86]. Если Менгу-Тимур и Абага «в силу крайней необходи­мости», как пишет Рашид ад-Дин, и заключили мир, то это могло случиться пить в самом конце их правления. То, что золотоордынские посланники в 1270 г. не примирили Менгу-Тимура и Абагу, следует из рассказа Ибн ал-Фурата о мамлюкском посольстве в Иран и золотоордьшском посольстве в Египет 670 г.х. (1271-1272), который отметил сохранение напряженности и недоверия в отношениях Хулагуидов и Золотой Орды [Тизенгаузен, 1884: 360]. Прямое указание на отсутствие мира между Абагой и Менгу-Тимуром есть в летопи­сях аз-Захаби и Ибн Касира: «В 669 году (20 августа 1270 — 8 августа 1271 г.) прибыла к нему (султану Египетскому в Аскалоне) радостная весть, что Менгутемир разбил войско Абаги» [Тизенгаузен, 1884: 205, 276]. Равно и в сочинении Ибн ад-Давадари сообщается, что посольство Менгу-Тимура 670 г.х. доставило письмо с просьбой, «чтобы им оказали помощь в истреблении следов рода Хулавуна», а под 679 г.х. (1280-1281) было отмечено, что получено известие о том, «что дети брата ал-малика Берке неожиданно пришли к тата­рам Абага, захватили их дома, дважды их разбивали» [История, 2006: 95-96]; о приходе большого войска в Иран из Дешт-и Хазара в 678 г.х. сообщает Казвини [Тизенгаузен, 1941: 92]. Состояние враждебности между ильханами и Золотой Ордой в эпоху Абаги и Менгу-Тимура констатирует Вассаф: «После смерти Берке-огула сын его, Менгу-Тимур, засту­пивший место его, разостлал с Абака-ханом ковер старинной вражды... Эта вражда была постоянною и продолжительною, а избегание между обеими сторонами продолжалось до времени царствования Гейхату-хана. Когда Токтай сделался наследником царства Менгу-Тимура, то путем неоднократного приезда послов и частых сношений (снова) был открыт путь торговцам и ортакам и изготовлены средства для безопасности и спокойствия странст­вующих» [Тизенгаузен, 1941: 82].

Сомнительно также, что Ногай породнился с Абагой, женив своего младшего сына на дочери Абаги. В разделе о Хулагу и его потомках, в котором отношения Хулагуидов с сосе­дями излагаются, как правило, более обстоятельно, женитьба Тури на дочери Абаги не упо­

заинтересованность и старания Ногая после смерти Менгу-Тимура примириться с Толуидами.

У Рашид ад-Дина, помимо рассказа о приезде в Иран жены и сына Но­гая, есть сообщение еще об одном посольстве от улуса Ногая, прибывшем в Иран весной 1288 г. О нем Рашид ад-Дин, как правило, избегающий вдаваться в подробности немусульманских верований ильханов, расска­зал довольно обстоятельно: «7 числа месяца раби' -ал-авваль (11. IV) от улуса Нокая приехали гонцы на берег Джуй-и нов и доставили шариль. У идолопоклонников такое [поверье] есть: когда сжигали Шакьямуни-бурхана, его пищдиль, кость, прозрачная подобно стеклянному шарику, не сгорел. Мнение у них такое: если кого-либо, кто достиг высокого по­ложения, подобно Шакьямуни-бурхану, будут сжигать, шариль его не сгорит. Короче говоря, когда его (шариль) везли, Аргун-хан вышел на­встречу, его осыпали деньгами, ликовали и несколько дней предавались пиршествам и увеселениям» [Рашид ад-Дин, 1946: 117-118].

Шаршь, как следует из пояснений Рашид ад-Дина, в то время был тем же, чем он остается в буддийской ритуальной практике и поныне — те­лесными останками покойного святого, избранного перерожденца, срав­нимого по своей святости с Буддой6. Возможность совершения подобно­го дара Ногаем, как представляется, свидетельствует о наличии в его улу­се многочисленной и надлежащим образом организованной общины буд­дистов. Кроме того, неординарность подарка, преподнесенного Аргуну, со всей очевидностью свидетельствует о намерении Ногая использовать для укрепления связей с Толуидами конфессиональный ресурс.

минастся, зато в «памятке о сыновьях, дочерях и зятьях Абага-хана» отмечено, что одна из семи его дочерей была женой эмира Тугана, сына темника Нокая-яргучи из рода баяут [Ра­шид ад-Дин, 1946: 65]. В этом же разделе сообщается, что миссия жены Ногая и сына его Тури действительно имела место, но приезжали они не к Абаге, а к Газану в 1296 г. «В ТОМ же году между Токтаем, государем Кипчакского улуса, и Нокаем, сыном Тутара, случилась война. Нокай был убит, и люди его разбежались. Чопай-хатун, жена Нокая, и Турай, его младший сын, явились на служение к государю ислама и просили помощи для отмщения за кровь Нокая. Государь ислама по доброте [своей] их ублажал и старался утишить их гнев» [Рашид ад-Дин, 1946: 169]. Указанная дата заставляет видеть в «явлении на служение» Чопай-хатун и Тураю посольство от самого Ногая с просьбой о помощи против Токгы и, возможно, с предложением закрепить союз брачными узами.

6 Й.Хаммер-Пургшталь, поясняя смысл термина шариль. писал, что, но убеждению буддистов, сердце Шакьямуни и других великих подвижников «nicht Fleisch, sondem Bcin» [Hammer-Purgstall, 1842: 376]. Шаршь имел практическое применение: в обрядовой пракгике известны волшебные пилюли из останков святых лам; им приписывалась спо­собность умножать жизненную силу, здоровье, долголетие [Герасимова, 1989: 116-119]. Современные буддисты называют находимые в пепле после сжигания лам необычные бусины, похожие на жемчуг, рингсел. Считается, что чем более высокого уровня просвет­ления достиг умерший праведник, тем крупнее рингселы. Согласно А.М.Позднееву, у монголов «шарил» — это мумифицированный труп хубилгана [Позднеев, 1993: 275].

В идеологическом арсенале империи буддизм в то время был, по­жалуй, единственной, если не считать Ясу, силой с интеграционными потенциями. В начале 80-х годов XIII в. в Юаньском Китае, несмотря на то что веротерпимость оставалась краеугольным камнем внутрен­ней политики Хубилая, буддизм превратился по существу в государ­ственную религию. Ключевые посты в правительстве принадлежали буддистам; двор императора и монгольская знать исповедовали «син­кретическую», по определению П.Рачневского, религию, в которой к тибетскому буддизму были примешаны традиционные монгольские и китайские культы [Ratchnevsky, 1970: 443], все большую популяр­ность буддизм приобретал среди рядовых монголов7.

Благоприятные условия для укрепления буддизма складывались в Улусе Хулагуидов, жизненно зависевшем от идеологической, ди­пломатической и военной поддержки имперского центра и имевшем с ним тесные экономические, политические и культурные связи8. Во владениях Аргуна большинство монголов, подобно своим соплемен­никам в Китае, отдавали предпочтение тибетскому ламаизму [Morgan, 1988: 158] , а в правящем роде принадлежность буддийской конфес­сии была, можно сказать, правилом. Буддистами были ильханы Хула-гу, Абага, Аргун, Гейхату, Байду; «великим искусником на поприще бахшиев» вырос получивший буддийское воспитание Газан; только

Этому способствовали высокий уровень приспособленности тибетского буддизма к реалиям кочевого образа жизни и обилие общих черт с монгольским шаманизмом [Jagchid, 1999; Bira, 2000: 242; Флетчер, 2004: 244]. «Под покровом религиозного либе­рализма и терпимости буддизм проник в Монголию незаметно, без насилия и потрясе­ний, не смутив никого резкой новизной своих догматов. Присущая ему способность к ассимиляции помогла ему ужиться с шаманизмом и сохранить монголам всех их старых богов. Став буддистом, монгол, таким образом, продолжал поклоняться небу, земле, солнцу, луне, горам, рекам и онгонам, т.е. душам умерших, приносить им жерт­вы и выполнять другие обряды, и к этому внешнему культу присовокупил лишь веру в загробную нирвану и в самоусовершенствование» [Грумм-Гржимайло, 1926: 485].
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   43

Похожие:

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconОб установлении тарифов на платные услуги муниципального
Российской Федерации", статьей 30 Устава городского округа "Город Улан-Удэ", решением Улан-Удэнского городского Совета депутатов...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) icon"Правила эксплуатации автомобильных шин" аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила землепользования и застройки городского округа "город улан-удэ"
Статья Основные понятия, используемые при землепользовании и застройке в городе Улан-Удэ

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) icon26 декабря 1996 года Заместитель Министра транспорта России В. Ф. Березин
Настоящие "Правила эксплуатации автомобильных шин" являются основным документом, регламентирующим обслуживание и эксплуатацию шин...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПроектная декларация «Многоквартирный жилой дом в 111 квартале Октябрьского...
Юридический и почтовый адрес: 670034, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, пр. Автомобилистов, 16

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconРешение именем Российской Федерации 06 декабря 2012 г г. Улан-Удэ...
Железнодорожный районный суд г. Улан-Удэ в составе судьи Гурман З. В., при секретаре Редикальцевой Н. Н., рассмотрев в открытом судебном...


авто-помощь


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную