Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва)






НазваниеЦ. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва)
страница6/43
Дата публикации25.12.2018
Размер6.52 Mb.
ТипДокументы
auto-ally.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Л. с: CP*f^-w1 jjUaU О. с: j^jb jjjjl mj-^

В данном случае важно, что имя «Ибрахим» вообще не читается в арабографических легендах из-за их значительной фрагментарности. Р.Ю.Рева считает, что имя хана на фотографии нельзя разобрать, и пред­лагает чтение лицевой стороны: J^. ... ^ jd=LA\ Типологически и по

характерной тамге это дирхемы второй половины XV в. поволжской чеканки (не исключено, что это монеты хана Саид-Ахмеда). Ряд нумизматов (кроме Р.Ю.Ревы это П.Н.Пстров, Е.Ю.Гончаров и др.) утверждают, что к чекану в Сибирском улусе эти монеты не имеют никакого отношения1.

Между тем А.Г.Нестеров, опираясь на этот материал, обосновывал претензии Саид-Ибрагима «на верховную власть на всей территории Джучидского государства» [Нестеров, 2002: 208]. Борьба сибирского хана за гегемонию, безусловно, имела место, но указанные монеты не являются тому доказательством. Отметим, что ряд отечественных спе­циалистов используют данные Нестерова как достоверные [Адамов, 2000: 63; Зайцев, 2004: 29; Исхаков, 2004: 19; Кызласов, 1992: 47]. Правда, при этом признается, что «денежное обращение в Сибирском (Тюменском) ханстве, скорее всего имевшееся, остается невыяснен­ным» [Исхаков, 2006: 148-149].

Археологические материалы не позволяют пока однозначно судить о наличии или отсутствии денежного обращения в Сибирском улусе. Так, монеты обнаружены на двух городищах — Искере и Вознесен­ском. Все это случайные находки. Тсреховский клад, единственный в своем роде, был обнаружен вдалеке от центров Сибирского юрта (Чинги-Туры и Искера). Предпринятая автором в 2005 г. поисковая работа в музеях Омска привела к скромным результатам. В фондах Омского государственного историко-краеведческого музея обнаруже­но шесть пулов Золотой Орды XIV в., найденных на Болгаре в сентяб­ре 1918 г. [шифры 8513/ 294/ 10-15], и три пула того же времени без данных о месте находки, но, по всей видимости, происходящих из той же коллекции. Эти предметы не имеют отношения к денежному обра­щению в Сибирском улусе.

Работы на Красноярском археологическом комплексе (Усть-Ишим-ский район Омской области), где располагался еще один крупный центр — Кызыл-Тура, монет также не выявили. Культурный слой го­родища содержит предметы импорта, в том числе обломки золотоор-дынской поливной керамики XIV в. Археологи, занимающиеся иссле­дованием объекта, считают, что обмен был натуральным. О слабости денежного обращения и торговли в восточной части Дешт-и Кипчака вообще и в Западной Сибири в частности писал Г.А.Федоров-Давыдов [Федоров-Давыдов, 2001: 221].

В 2006 г. в нумизматическом фонде Тобольского музея-заповед­ника мною был обнаружен медный пул хана Джанибека 50-х годов

Ссылки на мнения Е.Ю.Гончарова, П.Н.Петрова и Р.Ю.Ревы даются на основании их личных консультаций.

XIV в. с характерной «розеткой» чекана Сарая ал-Джадид (шифр КЛ 12141). Найден он был жителем Тюмени Н.Г.Шорохиным в береговой осыпи Иртыша и передан в 1968 г. в музей. К сожалению, точное ме­сто находки выяснить не удалось. Может быть, стоит се связывать с функционированием Чинги-Туры. Кроме того, в том же музее хра­нятся пять серебряных дирхемов. В книге учета о них значится неуте­шительная фраза: «из старых фондов», т.е. место находки неизвестно. Остается лишь предполагать ее сибирское происхождение. К Терехов-скому кладу, видимо, эти монеты отношения не имеют, поскольку од­на из них датируется 773 г.х., т.е. выходит за хронологические рамки клада с монетами 713-763 г.х. Точнее можно будет сказать после ра­боты с сибирскими дирхемами в Эрмитаже. Монеты Тобольского му­зея были просмотрены в 1987 г. неким специалистом, который сделал их описание. Привожу атрибуцию находок2:

№ в кн. учета

Инв. №№

Правитель

Место чекана

Дата чекана

Вес и диаметр

Проба серебра

383

15407

Мюрид

Полистан

762 г.х.

1,4 г; 17 мм

920

384

15408/1

Джанибек'

Сарай

тип 1340-х

1,29 г; 15 мм

920

385

15408/2

Узбек

1

732 г.х.

1,3 г; 16 мм

930

386

15409

Булак4

?

773 г.х.

1,3 г; 15 мм

930

387

15410

Узбек5

Сарай

тип 1320-х

1,3 г; 16 мм

920

Источником суждений о денежном обращении в Сибирском улусе могут также служить письменные известия. Архангелогородский лето­писец сохранил упоминание о том, что Иван III в 1481 г. послал сибир­скому хану Саид-Ибрагиму поминки («а Царю Ивану теш послали») [ПСРЛ, 1982: 95]. Связано это было с убийством золотоордынского хана Ахмеда и может трактоваться как благодарность за ликвидацию одного из главных противников московского князя. Правомерно ли

2 Доступ к монетам оказался возможен благодаря главному хранителю Тобольского музея-заповедника Л.Н.Жучковой, за что приношу ей искреннюю благодарность.

3 Такой же тип см. [Федоров-Давыдов, 2003: 169, № 33 (табл. III); Френ, 1832: 10, № 72; табл. 3, № LIX].

4 Такой же тип см. [Федоров-Давыдов, 2003: 192, № 225 (табл. XVI)].

'Тип: [Федоров-Давыдов, 2003: 166, №9 (табл.1); Френ, 1832: 8, №42 (табл.2, № XXXIII)].

рассматривать этот акт как признание за Саид-Ибрагимом гегемонии на развалинах Улуса Джучи? Видимо, нет. Тешь в данном случае не была данью, иначе это отразилось бы в посланиях сибирского хана в Москву 1489 и 1493 гг., имеющих характер равноправной переписки [Посольская, 1984: 18, 48, 49]. А.Л.Хорошкевич отмечает, что «по­сольский обычай (в отношениях Крыма и Москвы в конце XV — на­чале XVI в. — А.Б.) ...требовал обмена подарками» между равноправ­ными контрагентами [Хорошкевич, 2001: 243]. Может быть, такая практика существовала и в русско-сибирских дипломатических сно­шениях.

В других источниках о походе сибирско-ногайской коалиции в Ниж­нее Поволжье в 1481 г. и его результатах отправка теши Саид-Ибра-гиму не значится (см., например, [Иоасафовская, 1957: 122; ПСРЛ, 1977: 124; ПСРЛ, 2000: 202, 203].

Видимо, архангелогородский летописец использовал источники, связанные с дипломатическим делопроизводством. Обычно состав теши фиксировался документально, но эти данные сейчас не известны. С.Ф.Фаизов утверждает, что «вещественное содержание поминков за 1474-1685 гг. эволюционировало незначительно. Меха, моржовый клык и деньги — основные компоненты выплат» [Фаизов, 1994: 53]. Дума­ется, что первые два предмета было бы странно отправлять в Си­бирь — они отсюда вывозились. Хотя состав теши сибирскому хану мог быть и иным.

Другой интересный факт относится к концу XVI в. По данным В.В.Трепавлова, в грамоте ногайского мирзы Ураз-Мухаммеда Ивану IV, привезенной в Москву 8 июля 1581 г., отмечено: «Да есть на мне Ко-чюма царя долг, и ты б пожаловал, пять тысяч алтын денег прислал, а по русскому числу сто пятьдесят рублев»6. Следовательно, деньги как таковые у правящей элиты Сибирского юрта имелись. Откуда они взялись у сибирского правителя и где были изготовлены, неизвестно. Других упоминаний о ссуде документы не сохранили. Самому Кучуму деньги, видимо, понадобились для каких-то серьезных проектов (во­енного похода или строительства).

Таким образом, в отечественной историографии бытуют две кон­цепции, касающиеся денежного обращения в Сибирском улусе. Со­гласно одной (Нестеров, Кызласов), развитие торговли Сибири с дру­гими странами привело к внедрению монетного эквивалента, игравше­го заметную роль в обмене. Другая (Соболев, Федоров-Давыдов), ис­ходящая из археологических реалий, либо полностью отрицает суще­

6 Цитату из источника В.В.Трепавлов любезно привел в личной переписке с автором.

ствование денежного обращения в Сибирском улусе, либо сводит его значение к минимуму. Для удовлетворительного решения вопроса не­обходимо находки монет XTV-XVI вв. в Западной Сибири превратить в полноценный исторический источник, т.е. установить их точное ко­личество, прочесть их легенды и опубликовать.

Предварительный же итог наших изысканий сводится к тому, что денежное обращение в Сибирском улусе XIV-XVI вв. было крайне слабым. Это положение наглядно иллюстрируют единичные находки из нескольких центров, участвовавших в посреднической торговле: Тереховский клад из 20 монет; несколько экземпляров коллекции М.С.Знаменского и один дирхем И.Н.Бутакова из сборов на Искере; пять дирхемов в Тобольском музее; медный пул с обрыва у Иртыша, а также монеты с Вознесенского городища. Тезис о наличии денежных средств у сибирской элиты подтверждается документальными дан­ными.

Адамов, 2000 — Адамов А.А. Археологические памятники города Тобольска и его

окрестностей. Тобольск-Омск, 2000. Егоров, 1985 — Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в ХШ—XIV вв.

М, 1985.

Зайцев, 2004 — Зайцев И.В. Астраханское ханство. М., 2004. Исхаков, 2004 — Исхаков Д.М. Тюрко-татарские государства XV-XVI вв. Казань, 2004.

Исхаков, 2006 — Исхаков Д.М. Введение в историю Сибирского ханства. Очерки. Казань, 2006.

Иоасафовская, 1957 — Иоасафовская летопись. М., 1957.

Коников, 1992 — Коников Б.А. Основы средневековой археологии Западной Си­бири. Омск, 1992.

Косинцев, 2002 — Косинцев П.А. Костные остатки из города Искер // Тюркские народы: Материалы V Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». Тобольск-Омск, 2002.

Кызласов, 1992 — КызласовЛ.Р. Письменные известия о древних городах Сиби­ри. М., 1992.

Матющенко, Тихонов, 1995 — МатющенкоВ.И., Тихонов С.С. Клады как источ­ник по истории обмена // Очерки истории торговли и обмена Западной Сиби­ри. Т. 2. Омск, 1995.

Могильников, 1964 — Могильников В.А. Новоникольское IV городище (в связи с некоторыми вопросами древней истории Прииртышья) // Советская археоло­гия. 1964. №1.

Могильников, 2004 — Могильников В.А. О местонахождении Кизыл-Туры // То­больский хронограф. Вып. 4. Екатеринбург, 2004.

Нестеров, 1994 — Нестеров А.Г. Монеты Сибирских Шейбанидов // II Берсовские чтения. Материалы науч. конф. Екатеринбург, 1994.

Нестеров, 2001 — Нестеров А.Г. Монеты Сибирских Шейбанидов // Восток-Запад: диалог культур Евразии. Вып. 2. Казань, 2001.

Нестеров, 2002 — Нестеров А.Г. Династия Сибирских Шейбанидов // Тюркские народы: Материалы V Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». Тобольск-Омск, 2002.

Пигнатти, 1915 — Пигнатти В.Н. Искер (Кучумово городище) // Ежегодник То­больского губернского музея. Вып. XXV. Тобольск, 1915.

Пигнатти, 1916 — Пигнатти В.Н. Каталог коллекции находок на Искере, принад­лежащей Тобольскому губернскому музею // Ежегодник Тобольского губерн­ского музея. Вып. XXVI. Тобольск, 1916.

Письмо, 2004 — Письмо Иоганки, содержащее сведения о татарах (1320 г.) // Из глубины столетий. Казань, 2004.

Протокол, 1915 — Протокол обыкновенного общего собрания г.г. членов Тоболь­ского губернского музея 14 октября 1915 года // Ежегодник Тобольского гу­бернского музея. Вып. XXV. Тобольск, 1915.

Посольская, 1984 — Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой 1489-1508 гг. М., 1984.

Посольская, 2003 — Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой (1576 г.). М.,2003.

ПСРЛ, 1977 — Полное собрание русских летописей. Т. 33. Холмогорская лето­пись. Л., 1977.

ПСРЛ, 1982 — Полное собрание русских летописей. Т. 37. Устюжские и вологод­ские летописи XVI-XVII вв. Л., 1982.

ПСРЛ, 2000 — Полное собрание русских летописей. Т. 12. Летописный сборник, именуемый Патриаршей, или Никоновской, летописью. М., 2000.

Сафаргалиев, 1960 — Сафаргаяиев М.Г. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960.

Сибирские, 1907 — Сибирские летописи, СПб., 1907.

Соболев, 1988 — Соболев В.И. Раниесредневековые города татарского населения Западной Сибири // Город и деревня Сибири досоветского периода в их взаи­мосвязи. Новосибирск, 1988.

Соболев, 1994 — Соболев В.Н. История сибирских ханств (по археологическим материалам). Автореф. докт. дис. Новосибирск, 1994.

Сокровища, 2000 — Сокровища Золотой Орды. М., 2000.

Талгрен, 1917 — ТатренА.М. Древности Западной Сибири, хранящиеся в Фин­ляндском национальном музее (Каталог коллекции г. Знаменского). Гельсинг­форс, 1917 (Научный архив Тобольского гос. историко-архитектурного музея-заповедника. Инв. № 117).

Талицкая, 1953 — Талицкая И.А. Материалы к археологической карте Нижнего и Среднего Приобья // Материалы и исследования по археологии СССР. № 35. М.-Л., 1953.

Текущая, 1893 — Текущая хроника музея // Ежегодник Тобольского губернского музея. Вып. I. Тобольск, 1893.

Фаизов, 1994 — Фаизов С.Ф. Поминки-«тыш» в контексте взаимоотношений Ру­си-России с Золотой Ордой и Крымским юртом (к вопросу о типологии свя­зей) // Отечественные архивы. М., 1994. № 3.

Федоров-Давыдов, 1960 — Федоров-Давыдов ГА. Клады джучидских монет // Нумизматика и эпиграфика. [Т.] I. М., 1960.

3-708

Федоров-Давыдов, 2001 — Федоров-Давыдов Г.А. Золотоордынские города По­волжья: Керамика. Торговля. Быт. М., 2001.

Федоров-Давыдов, 2003 — Федоров-Давыдов Г.А. Денежное дело Золотой Орды. М., 2003.

Френ, 1832 — Френ ХМ. Монеты ханов Улуса Джучиева, или Золотой Орды. СПб., 1832.

Хорошкевич, 2001 —Хорошкевич А.Л. Русь и Крым: От союза к противостоянию.

Конец XV — начало XVI в. М., 2001. Шильтбергер, 1984 — ШшьтбергерИ. Путешествие по Европе, Азии и Африке

с 1394 года по 1427 год. / Пер. со ст.-нем. Ф.К.Бруна. Изд., ред. и примеч.

З.М.Буниятова. Баку, 1984.

Martyniouk, 2002 — Martyniouk A. Die Mongolen im Bild. Orientalische, westeuropai-sche und russische Bildquellen zur Geschichte des Mongolischen Weltreiches und seiner Nachfolgestaaten im 13.-16. Jahrhundert. Hamburg, 2002.

В.В.ГРИБОВСКИЙ

(Днепропетровск)

Управление ногайцами Северного Причерноморья в Крымском ханстве (40-60-е годы XVIII в.)

Становление органов государственного управления у причерномор­ских ногайцев, входивших в состав Крымского ханства, еще не было предметом специального рассмотрения. Отдельные аспекты данной проблемы затрагивались в работах А.А.Скальковского, В.Д.Смирнова, Б.-А.Б.Кочекаева, Д.С.Кидырниязова [Скальковский, 1867; Скальков-ский, 1885-1886; Смирнов, 1887; Смирнов, 1889; Кочекаев, 1988; Ки-дырниязов, 1989; Кидырниязов, 2001] и других авторов, хотя ими не было вскрыто содержание интересующего нас процесса. В исследова­ниях, так или иначе затрагивающих проблематику истории Крымского ханства, при описании ногайцев считается достаточным ссылаться на труды А.А.Скальковского, который рассматривал их пребывание в Се­верном Причерноморье как статичный процесс и экстраполировал данные середины XVIII в. о политической организации причерномор­ских ногайцев на весь период XVI-XVII вв. [Скальковский, 1867: 361, 362; Скальковський, 1994:45-47].

В данной статье мы ставили цель проследить эволюцию институтов официального представительства Крымского ханства у причерномор­ских ногайцев, акцентируя внимание на вопросах трансформации тра­диционной общественно-политической организации и становления управленческих структур Крыма в ногайских ордах на протяжении XVIII в., а также взаимодействия политических институтов ханства и ногайских орд. Кроме того, задача заключается в выяснении инте-гративных возможностей государственной системы Крымского ханст­ва в отношении этой категории населения.

© Грибовский В.В., 2009

з-

Хронологические рамки определены 1740 и 1768 годами, т.е. пе­риодом между двумя русско-турецкими войнами 1735-1739 и 1768-1774 гг. Выбор этого промежутка обусловлен тем соображением, что именно тогда под властью Бахчисарая сосредоточилось максимально большое количество ногайского населения, стабилизировались грани­цы Крымского ханства с северными соседями; система русско-турецких договоренностей (особенно после заключения Белградского мира 1739 г.) четко фиксировала подданство причерноморских кочев­ников, препятствуя их самовольным миграциям и устраняя ситуацию перманентной войны между запорожским казачеством и подданными крымских ханов. Таким образом, у Крымского ханства едва ли не впервые за всю историю появилась возможность создать стабильные и постоянно действующие институты управления причерноморскими кочевниками, которые пришли на смену устоявшейся практике при­влечения номадов, ситуативно мигрировавших в Северное Причерно­морье (и точно так же ремигрировавших из региона), для осуществле­ния набегов на земли северных соседей.

В научной литературе накоплен обширный материал, позволяющий судить о том, что политогенез кочевнических обществ не шел далее стадии протогосударства-чифдом [Васильев, 1981: 175]; наиболее круп­ные политические образования номадов могут быть определены как кочевые империи, типологически отличные от государств, созданных земледельческими народами [Крадин, 2000; Крадин, 2001; Трепавлов, 2000; Трепавлов, 2001: 547, 548]. Пребывание кочевого коллектива под властью земледельческого государства накладывало определенный от­печаток на возникавший в таком случае характер политической связи; установившие контроль над степью земледельческие общества так или иначе должны были учитывать специфику политического устройства номадов и сообразовывать с ней порядок властных отношений.

В свою очередь, номады не имели оснований проникаться какими-либо обязательствами перед своими сюзеренами. По наблюдению Иа-кинфа Бичурина, «кочевые народы подданством полагают выиграть четыре процента на один; поэтому, при случае, они даже соперничают в готовности подданства. Клятву они считают средством выиграть, а клятвопреступление и вероломство пустыми словами... Кроме того, они ищут свободы от ясака и возможности служить в войне для гра­бежу» (цит. по [Перетяткович, 1877: 126-127].

Если не обращать внимание на пристрастность данного суждения, то согласимся, что в нем подмечено типичное поведение номадного коллектива в отношении земледельческих государств. Ослабление контроля со стороны сюзерена кочевники рассматривали как признак

его слабости; своими набегами они способствовали его ослаблению и легко меняли свою политическую ориентацию. Так произошло в на­чале XVII в. во времена Смуты в России, когда ногайцы вышли из ее подчинения и приняли активное участие в крымских набегах на рос­сийские земли. В период междоусобиц в Калмыкии в 1720-х годах значительная часть ногайцев перешла из калмыцкого в крымское под­данство [Грибовський, 2001: 58-70]. Точно так же незадолго до лик­видации Крымского ханства, в 1770 г., ногайские орды перешли на сторону России, что стало одним из факторов, способствовавших се продвижению к Черному морю.

Ногайская Орда, одна из поздних кочевых империй, прекратила существование в первой трети XVII столетия; тогда исчезли предста­вители главной линии правившей там династии Эдигеевичей, имевшие титулы бия, нурадына, кековата и тайбуги [Трепавлов, 2001: 389, 390]. Большая часть ногайцев оказалась под властью калмыков, закрепив­шихся на Нижней Волге и создавших под протекторатом России Кал­мыцкое ханство. Но несмотря на потерю государственности, ногайцы сохранили свою улусную систему во главе с собственными мурзами, ведущими родословную от Эдиге. Таким образом, мурзы остались на вершине мелких конических кланов, существовавших на уровне обра­зований разной величины, на которые раздробилась Ногайская Орда.

В составе Калмыцкого ханства подчинсненное положение ногайцев выражалось в выплате дани, неравноправном разделе пастбищ в поль­зу доминирующего кочевого этноса (калмыков) и зависимости в воен­но-политических вопросах от калмыцкой аристократии. Едисанцы, джембуйлукцы и Большие Ногаи (кроме тех, кто находился возле Аст­рахани под контролем российской администрации) кочевали по мар­шрутам, определяемым калмыками, и отдавали им часть приплода скота. В документах зависимое положение ногайцев обозначалось терминами «ясачные ногайцы», а также «кочевание в калмыцких улу­сах» или «общее с калмыками кочевание»; в частности: «Тинбаевы... и иные мурзы, которые кочуют в калмыцких улусех з женами и детьми и со всеми их улусными людьми» [АВПРИ, ф. 119, on. 1, д. 14, л. 6; РГАДА, ф. 112, on. 1, д. 2, л. 1-2 об.]. Мурзы Малых Ногаев сохранили возможность самостоятельно определять маршрут кочевания, но еже­годно давали дань калмыкам «по кумачу» от каждой семьи. Более поздние источники (1742 г.) уточняют, что калмыки брали у них от каждой семьи по одному барану и лошадей для обеспечения почтовой службы [АВПРИ, ф. 127, on. 1, д. 1, л. 2].

Таким образом, в условиях доминирования калмыков социально-политическая организация ногайцев на уровне микроколлективов не

была нарушена; ногайцы кочевали целостными аулами, входившими в состав улусов своих мурз. Место бывших дигнитариев эпохи Ногай­ской Орды заняла калмыцкая знать во главе с ханом и тайшами, кото­рая взяла на себя функции военно-политического контроля, управле­ния набегами и раздела военной добычи, а также распределения паст­бищ. По мере переселения ногайцев в Северное Причерноморье по­добные функции по отношению к ним приняли крымские ханы, осу­ществлявшие главным образом редистрибуцию военной добычи и ясы-рей (полонянников), получаемых в результате набегов на земли Речи Посполитой и России.

Нужно отметить тот немаловажный факт, что прямым толчком для переселения большей части едисанцев и джебуйлуковцев из Калмыкии в Крым послужил указ, данный в 1721 г. царем Петром I астраханскому губернатору Волынскому о том, чтобы «джетысаны и джембуилуки все были раскосованы врознь по всем колмыцким улусам» [АВПРИ, ф. 127, on. 1, д. 1, л. 4 об.], т. е. раздробить ногайские аулы по калмыцким ко­чевьям. Такая «раскосовка», конечно же, снивелировала бы остатки соци­ально-политической организации ногайцев и уничтожила их как этнос.

По своему внутреннему устройству Крымское ханство заметно от­личалось от Калмыцкого как типичной кочевой империи. Особенность государства Гиреев заключалась в наличии достаточно развитой поли­тико-административной системы, охватывавшей районы с земледель­ческой экономикой (горный Крым и предгорья); типологически она была сходной с ближневосточными системами. Но в Буджаке, Очаков­ской и Перекопской степях оставалась в действии архаичная модель, связанная с кочевническими политическими традициями [Fisher, 1978: 25]. Любые попытки крымских ханов установить стабильное налого­обложение или усмирить строптивую ногайскую знать имели следст­вием миграцию ногайцев за пределы ханства — на Северный Кавказ и в Поволжье. Тем самым правители Крыма теряли главную ударную силу, используемую в набегах на северных соседей [Грибовський, 2004: 279-306]. Поэтому зависимость ногайцев от Крымского ханства долгое время не могла идти дальше обыкновенного данничества.

С подобной ситуацией сталкивалась и Россия даже в XIX в., огра­ничиваясь сбором ясака с неземледельческого населения «инородче­ских окраин»: кочевников, народов Сибири и Дальнего Востока, кото­рые не подлежали централизированному налогообложению и у кото­рых не существовало постоянного представительства центральных государственных органов [Кобищанов, 1995: 7].

Возникновение стабильных границ в Северном Причерноморье в на­чале XVIII в. обусловило важные изменения в государственном уст­

ройстве Крымского ханства. Заметно возросло вмешательство Стам­була во внутренние дела ханства, был усилен контроль Порты над внешней политикой Крыма, и его влияние на международные отноше­ния уменьшилось. В то же время стабилизация границ открывала воз­можность для упорядочивания подданства ногайцев в составе Крым­ского ханства и Османской империи, что четко фиксировалось в рус­ско-турецких соглашениях начиная с Константинопольского договора 1700 г. Урегулирование отношений между Портой и Россией, их обо­юдная заинтересованность в существовании стабильных границ лиша­ли ногайцев возможности самостоятельно осуществлять миграции и по своему усмотрению менять подданство. Категорическое требова­ние Порты прекратить набеги создавало необходимость усиления во­енно-административного контроля Крымского ханства над ногайцами. Подчинение ногайских орд в новых геополитических условиях уже не могло ограничиваться простым данничеством.

В начальный период истории Крымского ханства мигрировавшие на его территорию ногайцы включались в бейлик мангытского кара-чи-бека на том основании, что глава крымского клана Мангыт был генетически связан с элем (родоплеменной общностью) мангытов, со­ставившим основу Ногайской Орды [Трепавлов, 2001: 224]. В начале XVII в. ногайцы, кочевавшие за пределами Крымского полуострова (за исключением буджакцев), состояли в ведомстве ханского губернатора Перекопа —
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Похожие:

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconОб установлении тарифов на платные услуги муниципального
Российской Федерации", статьей 30 Устава городского округа "Город Улан-Удэ", решением Улан-Удэнского городского Совета депутатов...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) icon"Правила эксплуатации автомобильных шин" аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила эксплуатации автомобильных шин аэ 001-04
Правила эксплуатации автомобильных шин (аэ 001-04) являются основным документом, определяющим порядок обслуживания и эксплуатации...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПравила землепользования и застройки городского округа "город улан-удэ"
Статья Основные понятия, используемые при землепользовании и застройке в городе Улан-Удэ

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) icon26 декабря 1996 года Заместитель Министра транспорта России В. Ф. Березин
Настоящие "Правила эксплуатации автомобильных шин" являются основным документом, регламентирующим обслуживание и эксплуатацию шин...

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconПроектная декларация «Многоквартирный жилой дом в 111 квартале Октябрьского...
Юридический и почтовый адрес: 670034, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, пр. Автомобилистов, 16

Ц. баттулга, И. В. Корму шин (Улан-Батор, Москва) iconРешение именем Российской Федерации 06 декабря 2012 г г. Улан-Удэ...
Железнодорожный районный суд г. Улан-Удэ в составе судьи Гурман З. В., при секретаре Редикальцевой Н. Н., рассмотрев в открытом судебном...


авто-помощь


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную