История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет






НазваниеИстория жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет
страница2/10
Дата публикации26.10.2018
Размер1.12 Mb.
ТипРассказ
auto-ally.ru > Литература > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Непривычно

Фильм Валерия Тодоровского «Стиляги» заставил по-новому посмотреть на жительницу нашей деревни Яркину Клавдию Ксенофонтовну. Вспоминается летний день. Широкая деревенская улица с пышной зеленью по краям. Целый день по дороге туда-сюда снуют ребятишки, женщины с вёдрами, с продуктовыми сетками, мужики идут к берегу Оби – кто на рыбалку, кто на покос. Вдоль заборов коровы и лошади, бьющие себя хвостами по бокам от многочисленных паутов, бесконечно блеющие овечки, собачки, добродушно машущие хвостами. Обычный деревенский пейзаж. И вот на этой дороге появляется молодая женщина, одетая совершенно не так, как большинство. На ней обтягивающее платье, подчёркивающее фигуру, лакированный широкий пояс с большой вычурной пряжкой, босоножки на каблуке-шпильке. На голове причёска с использованием шиньона. Идёт она необычно: не семенит, не спешит. Плавно ступает, красиво качая бёдрами. На лице приятная улыбка. Всё в её образе было не такое, к чему привык деревенский отдалённый таёжный уголок конца шестидесятых годов 20 века.

Интересно, где она приобретала вещи, губную помаду, духи? В сельский магазин привозили только жизненно необходимый ширпотреб. Образ молодой красивой дамы постепенно стёрся в памяти ванзеватцев. Замужество, дети, тяжёлый деревенский быт внесли свои коррективы во внешний облик этой женщины. Часто пьющая, она появлялась в магазине уже далеко не свежая. Но обязательно на каблучках, с начерченными чёрным карандашом бровями. Аромат духов присутствовал непременно.

В один из родительских дней мы, помянув покойников, собрались уходить с кладбища. Весной дороги становились рыхлыми, идти было очень трудно. Нужно было ступать только на твёрдые, утоптанные места. Тётя Клава была изрядно выпившей. Бросать её на кладбище нельзя и мы, женщины помоложе, буквально тащили её, так как она постоянно проваливалась в снег, падая то в одну, то в другую сторону. Обувь была вся намокшая. Тут уж не до каблуков, но она, конечно, была на каблуках. Её шиньон из-под шапки выбивался вперёд, болтался на шпильках. Мы то и дело засовывали его внутрь, под шапку. Когда наши дороги расходились – нам в одну сторону, а ей в другую, то дядя Гена, в народе Крокодил, повёл её домой. Понятно, что он тоже изрядно намучился. И может в это время, может в другое, но дома он взял топор и отрубил ей каблуки.

После выхода фильма «Стиляги» звучало много отзывов на фильм. Рассуждали о том, насколько трудно было быть неформалом в советское время. О том, что яркая одежда, своеобразное поведение было протестом против серых будней. Всё это хорошо в определённом возрасте. Но самое интересное, что стиляги сохраняли свою необычность и в зрелом возрасте. Их вызывающий вид заставляет отвести взгляд в сторону и ухмыльнуться. Настолько не вяжется старость, увядшая кожа с яркими аксессуарами, вычурными причёсками. Наша тётя Клава тоже не стала исключением. Последние годы она провела в социальном приюте «Милосердие». Одна из сотрудниц рассказывала, что жители города часто приносили поношенную одежду, но ещё вполне приличную. «Я всегда спешила выбрать из вещей шляпки для нашей тёти Клавы. Она их очень любила». Плохо владеющая одной рукой, подволакивающая ногу после инсульта, она шла по улицам города с криво начерченными бровями, обильно напудренная, в каком-нибудь шарфике или шляпке. И обязательно улыбалась. Улыбалась оттого, что чувствовала себя женщиной. Не бабой, не хозяйкой, не бабушкой, а именно ЖЕНЩИНОЙ!!!

В язычестве существует понятие «воскреснуть», то есть душа умершего человека переходит во вновь рождённого человека из этого рода. Кто знает, какой будет судьба «ляксум» тёти Клавы? Но то, что это будет человек с чувством прекрасного, с чувством вкуса – это стопроцентно!
^ Ледкова Антонина Иосифовна,

гп. Белоярский
Перелистывая памяти страницы…
Перелистывая памяти страницы,

Бегут годы, словно колесница,

Вы постойте, годы, не спешите,

Ну, куда же вы стремительно бежите…?

Как же быстро время пролетает…

Очень быстро едет колесница…
Часто прогуливаясь по нашему красивому городу, по его зеленым березовым аллеям, задаешься вопросом, неужели так быстро растут деревья? Ведь их не было тут… Рябиновый бульвар – любимое место для фото и видеосъемки всех когалымчан и гостей города осенью, когда красавицы рябинки стоят в ярких платьях и угощают нас своими плодами. Мимо такой красоты пройти невозможно и поэтому горожане спешат на бульвар запечатлеть на память или просто полюбоваться красотой, сегодня это одно из любимых мест прогулки горожан.

Мое первое знакомство с Когалымом состоялось 21 мая 1976 года, именно в этот день мы с мамой прилетели в гости к папе, без всяких героических мыслей о покорении Севера. Так получилось, что папа один из первых, кто приехал с первым десантом, мама решила навестить его и даже не догадывалась в какие условия она едет, взяв с собой четырёхлетнюю дочь. Уже в Сургуте радужные мысли развеялись, когда узнали что дальше дороги нет, но раз мы уже почти на месте, то дождавшись вертолета, полетели в Когалым (тогда даже выговорить не могли такое название). Я жила в предвкушении встречи с папой, поэтому даже не капризничала и терпеливо принимала все тяготы длинной и нелегкой дороги.

В вертолете мама поняла ту реальность, которая нас ожидала. В иллюминаторе она видела реальность северного края, которому не было конца, вокруг тайга, реки и болота, хотя с Сибирью она была уже знакома, но перед ней открылся вид еще девственной северной природы, в которой не ступала нога человека.

Вот, наконец-то мы на месте. Долгожданная посадка, вертолётчики сразу нас предупредили, что выходим быстро и аккуратно. Дело в том, что тогда при посадке и высадке людей вертолёт надолго не садился, лишь только приземлялся, совершал высадку и посадку людей, скидывал продукты, почту, другой лёгкий или срочный груз, при необходимости загружали подобный груз, и вертолёт сразу улетал. При этом стоял сильный свист вертушки, и была настоящая песочная буря, казалось, песок был и в глазах и во рту, от сильного ветра срывало головные уборы, казалось тебя сносит и валит с ног… Когда песочная пыль улеглась перед нами открылся палаточный городок станции Когалымская – это несколько армейских палаток, вагончик, и пара коттеджей или домиков, точно не помню, и все…

Сейчас я представляю первое впечатление мамы – кругом лес, тайга. Но так как мы не собирались оставаться здесь надолго, проведаем папу и домой, это и успокаивало. Самое интересное нас ждало впереди.

Долгожданная встреча наша не состоялась, так как папа находился в тот момент на трассе, мы хотели сделать сюрприз, и вот что из этого вышло! Нас разместили в палатке, где уже жили две или три семьи, посреди которой стояла печка и возле нее лежали дрова. Перегородками между семьями были простыни и брезент, своего рода северная коммуналка. Позже мы узнали, что папы не будет несколько дней, и раз мы уже здесь, решили его дождаться.

В то время была острая нехватка рабочих рук, и каждый сотрудник был на вес золота, маму попросили провести эти дни с пользой и помочь в котлопункте (место для приготовления пищи) и на пекарне, нужно было печь хлеб. Естественно, я оставалась одна и развлекала себя сама, от мамы мне были даны строгие указания, что можно делать, что нельзя и куда можно ходить, а куда нет. А еще у меня была своего рода обязанность охранять палатку, ведь тогда ничто не закрывалось и вещи были прямо под кроватями (топчанами), после городской жизни это было необычно.

Конечно же, я не понимала, что это была своего рода хитрость взрослых, чтоб я никуда не ушла, и не заблудилась, ведь кругом лес. Вот и я тоже была занята серьезным делом, хотя мне было всего 4 года.

Когда было тепло, возле палатки мама ставила мне таз с водой и разрешала играть с маленькими пустыми бутыльками от одеколона, духов, которые мне откуда-то принесли, а потом просто дарили, я играла в песке, возле палатки, как в большой песочнице. Из вафельного полотенца она мне смастерила куклу, так появились первые мои северные игрушки.

Мы приехали с минимумом вещей, не думая о том, что задержимся надолго и посчитали, что игрушки для нас лишний вес. И, так как я дала слово, что буду вести себя хорошо и слушаться, я действительно была послушной, ведь как сказала мама, если я буду капризничать и не слушаться, то нас выселят, а нам надо дождаться папу.

По приезду папа, конечно, был приятно удивлен и рассержен, но то, что мы были вместе – это счастье и радость, и эти чувства сделали свое дело! Так мы и остались покорять суровый северный край, который в будущем вырос в прекрасный город Когалым.

Время шло, родители работали, я тоже была «при деле». Здесь, в палаточном городке, я отметила свой первый юбилей, в конце июня мне исполнилось 5 лет, и мужчины, которые жили с нами в городке, мне в подарок привезли из Сургута огромную куклу, которая еще и ходила. Моей радости не было предела!

Конечно, я была в центре внимания всех взрослых, кто жил тогда в палаточном городке, так как я была единственным ребёнком, и каждый норовил со мной поговорить, поиграть. Я даже иногда по просьбе мужчин ходила в пекарню к маме и приносила горячий хлеб, а мне за это они платили валютой – конфетка «Ромашка», у меня во всех карманах и под подушкой всегда были конфеты «Ромашка».

Через какое то время нас перекинули на трассу возле Ульт-Ягуна. Там мы жили около месяца, а может, и больше. Мы жили в лесу, где стояла одна большая палатка и на улице была сделана кухня, где готовили еду рабочим, тут же стоял длинный деревянный стол и лавки, своего рода столовая. Рабочие прорубали просеку для железной дороги Сургут–Уренгой, мама и баба Женя (Ткаченко Е.М.) готовили обеды, вели общее хозяйство, и я была рядом с ними.

Однажды меня потеряли – я заигралась и уснула возле дерева, а так как кругом был только лес, меня не сразу нашли, хотя я была в двух шагах, тихо, спокойно, под сосенкой сидя, спала – устала. После этого случая меня одну не оставляли ни на минуту, я была или строго возле мамы или с папой ездила на «трилевочнике», он работал на тракторе ТТ-4.

С папой я очень любила «работать», он мне даже доверял рычаги трактора, сидя у него на коленях (роста до педалей не хватало), я рулила и хорошо справлялась. Когда уставала, я тут же в кабине и спала (спальное место было на двигателе, кидали одеяло, фуфайку – чем не постель?), с собой мы так же брали и «тормазок», на случай, если я проголодаюсь. После работы меня мама долго мыла, так как я была вся в мазуте, и от меня пахло соляркой больше, чем от всех вместе взятых, но я была довольная и счастливая в ожидании следующего «рабочего дня».

Наверно, с тех пор запах солярки мне и нравится, он всегда ассоциируется с лесом, тайгой, запахом только что спиленных деревьев.

Когда мы приехали с трассы, папе выделили крохотную комнатку в «эппешке» (так назывался длинный одноэтажный дом, с общим коридором и комнатами), и наши вещи уже перевезли без нас, к моей радости здесь уже были дети. Поселок было не узнать, ведь пока мы рубили просеку в лесу, здесь стройка кипела, и мы приехали как будто уже в другой посёлок!

Первая моя подруга была Оля Ионова, с ней мы и проводили время, пока были заняты родители на работе. Был случай, когда мы с ней чуть не подожгли весь построенный посёлок. Лето было очень жаркое и сухое, и мы решили возле сосны развести костер, до сих пор не знаю зачем. Улучив момент, взяли спички и сделали небольшой костёрчик, но пламя резко взметнулось по сосне и потушить мы сами не смогли. Испугавшись, спрятались под крыльцо «эппешки», благо быстро и оперативно взрослые все потушили, но испугались за нас, куда мы пропали, а мы сидели под крыльцом. Мы слышали, что нас ищут, но сидели, думали, нас накажут, как потом оказалось, никто и не понял, как все загорелось.

Конечно же, нас нашли, и взрослые решили, что мы просто напугались из-за пожара. Позже я призналась папе, что это мы подожгли и он меня, конечно же, сначала отругал, но больше за то, что детям нельзя без спроса брать спички, потом объяснил, чем это могло закончиться, и я эту истину запомнила на всю жизнь.

Через какое-то время мы с мамой уехали, так как мама была беременна, и ей предоставили декретный отпуск, да и к тому же у бабушки с дедушкой осталась моя старшая сестра. После рождения брата, мама вернулась обратно, взяв с собой старшую сестру и братишку. Зиму я провела у бабушки с дедушкой, а сестра помогала родителям. В мае за мной приехал папа, нам на то время уже дали комнату в общежитии, и мы все вместе жили по тем меркам в огромной комнате. Конечно, уже посёлок очень изменился, приехало очень много людей, было много детей. У нас в общежитии было очень весело, и дети и взрослые, все жили очень дружно, при необходимости все помогали друг другу.

Здесь я познакомилась с Ириной Кизиловой, мы дружили и потом пошли вместе в школу, в один класс. Вскоре нам дали квартиру на улице Таежной, и мы вечерами ходили сами делали ремонт, прибивали дранку, штукатурили, делали печку, белили, для того чтобы можно было въехать и жить.

Тогда так давали квартиры – стены, окна (рамы), предоставляли строительный материал, а остальное сами. Но и то это было счастье и строго по очередности.

Так как родители были строителями, а мама тогда работала штукатуром-маляром, то отделку мы сделали быстро и переехали в двухкомнатную квартиру, а удобства тогда были – общественный туалет через дом. Все равно для нас это были хоромы! Папа сам смастерил всю мебель, потому что купить ее просто было негде. Почти сразу заселили на нашей улице четыре дома, это были одноэтажные дома на 4 хозяев. У нас появился свой двор, огород, сарай.

Напротив нас в соседнем доме жила семья Червонных – наши соседи, с которыми мы жили дружно, а с Лизой мы играли в куклы. В то время часто отключали свет, так как энергопоезд не справлялся с той нагрузкой, что была. В каждом доме была керосиновая лампа и свечки всегда под рукой, чтобы при необходимости легко можно было найти даже на ощупь. Родители ругались, а нам было в радость, ведь когда не было света, все выходили на улицу и варили кушать на печке, которая была сооружена между домами, и мамы шли с кастрюлями и под собственное возмущение готовили пищу и обсуждали насущные проблемы.

Детвора, естественно, тоже в это время была вся рядом – нам было за счастье лишний час, другой провести на улице. Случалось и такое, что в морозы мы дома ходили в валенках и спали одетые все вместе, чтобы не замёрзнуть, не спасала даже печка, а родители накрывали нас всеми одеялами, что были в доме.

В сентябре 1978 года я пошла в первый класс, тогда еще восьмилетнюю школу №1. Я шла с букетом из ярких листьев рябины, мы специально ходили с мамой к речке и выбирали самые красивые, тогда все с таким букетами ходили. В то время не было возможности достать цветы, это через год уже мама выращивала нам ко дню знаний георгины и гладиолусы, астры, которые мы охраняли, начиная с 29 августа, потому что, бывало, вырастишь цветы, а кто-нибудь под первое сентября просто срежет их и все. У нас на улице у тети Маши Евдоченко были шикарные георгины и гладиолусы, так охотников на её прекрасный палисадник в конце августа было много, они даже не спали в эти дни – дежурили по очереди.

Дежурили не от жадности, если кто-то из знакомых просил, она всегда делала букеты, и даже можно было прийти и сказать, какой цветок хочешь. Конечно же, цветы давала просто так, о деньгах и речи не было, переживали, чтобы не ломали кусты и еще не распустившиеся цветы, ведь столько труда в них было вложено. Мне, первокласснице, как первому ребёнку Когалыма, была удостоена честь, давать первый звонок на Урок мира (так назывался первый урок начала учебного года).

На линейке, которая проходила на улице перед школой, мне дали колокольчик с красной ленточкой, и я торжественно шла вокруг всех построившихся классов и звонила,

оповещая всех о начале учебного года. Я очень волновалась, но моя первая учительница Татьяна Владимировна успокоила меня, погладив по голове. Татьяна Владимировна к нам пришла только после института, и мы перед уроками бегали по очереди встречать ее к углу школы, честью для нас было нести её портфель с нашими тетрадями.

В первой школе я училась до середины 8 класса, а потом нас в обязательном порядке перевели в школу № 32, которую я успешно и окончила. Школьная жизнь была очень насыщенной и увлекательной, я была активной и успешной ученицей. За время учебы учителя, которые приезжали молодыми, росли вместе с нами, набирали опыт, и мы до сих пор вспоминаем их с любовью и уважением.

Окончив школу, я отучилась и вернулась работать в Когалым продолжать дело своих родителей, пусть я не пошла по их стопам, но моя трудовая деятельность так же важна для города. Я посвятила себя работе с людьми, сначала оператором связи, потом начальником отделения связи, более 20 лет проработала в банковской сфере.

Мы с мужем воспитываем двух сыновей. Своим детям мы прививаем любовь к городу, ценность всего того, что сегодня мы можем видеть на наших улицах, во дворах, на площадях. Обращаем их внимание на наличие в городе большого количества берёзок и рябин, которые, казалось, были здесь всегда. Все это чей-то труд, и его обязательно надо ценить, уважать и ухаживать за тем, что кто-то позаботился о твоем будущем, создавая комфорт и красоту. Во всем этом есть и наш тоже вклад, мы посадили не один десяток деревьев, раскидывали и перекапывали лопатами привезённый торф для озеленения, участвовали в многочисленных субботниках по благоустройству города, и помним еще те времена, когда радость приносила каждая травинка, потому что раньше в городе был сплошной песок.

И никто тогда и не предполагал, что спустя пару десятков лет мы будем гулять по красивым аллеям, тротуарам, что вместо бетонных плит будут асфальтированные дороги, да еще и с современными кольцевыми развязками, красивые клумбы с цветами, многочисленные памятные места, где у каждого своя история.

У каждого в жизни много разных историй, приключений и у меня было много разных интересных и ярких моментов, но основные из них, конечно же, связаны с Когалымом, потому что здесь прошло мое детство, юность и здесь я продолжаю жить.

Я никогда не равнодушна к изменениям в городе и при необходимости участвую в мероприятиях, направленных на его развитие.

Взрослела я, и рос наш красавец город Когалым. Я знаю почти каждый уголок нашего города, знаю его историю не понаслышке, ведь все это рождалось на моих глазах. Я точно знаю, что и где находится, и когда слышишь, что кто-то заблудился или не может что-то найти, у меня вызывает легкую улыбку, ведь в городе, казалось, все так легко и доступно и из некоторых улиц, существуют один два дома и нет такой улице, где бы мы, детвора не бегали босиком.

Много можно рассказать интересных историй и за каждой стоит своя судьба, своя жизнь. Так случилось и в нашей семье: приехали мои родители – молодые романтики на пару лет, а в итоге всю жизнь и силы положили на освоение суровой сибирской земли.

Мои родители, Тышкивские Николай Николаевич и Любовь Павловна, принимали участие в строительстве нашего города с первого колышка, учили нас любить наш город, относиться с уважением ко всему окружающему. Они приехали сюда счастливые, молодые, полные сил и энергии, здесь они обрели верных друзей, здесь прошла их счастливая молодость, здесь выросли дети, внуки, правнуки.

Я никогда не слышала дома слов сожаления о том, что они, когда-то сюда приехали, что вся жизнь прошла здесь, на Севере, никогда не было в планах уехать.

Приехав однажды ненадолго, они остались здесь навсегда. Пусть сегодня их нет уже рядом с нами, как и многих других, их коллег, друзей, кто начинал осваивать суровую когалымскую землю, но тот первый шаг, который был ими сделан, дал возможность построить не только наш прекрасный город Когалым, но и города-соседи, железнодорожную ветку Сургут–Уренгой, получило развитие нефтегазодобывающей отрасли России.

Приезжали сюда люди всех национальностей и жили дружно, в мире и согласии, создавали многонациональные семьи, чтили традиции разных народов. Мы, их дети, тоже уже выросли, а многие уже имеют и внуков, но до сих пор живем в том городе, который строили наши родители и продолжаем делать его лучше и лучше.

Для нас Когалым стал Родиной, город, который имеет непонятное притяжение, где бы ты ни находился, тянет к болотам, к рекам, к тайге и когда ты въезжаешь в город, после отпуска или длительного отсутствия, все вокруг до боли родное и близкое и ты понимаешь, что ты дома.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЯ выбрала не того мужчину
В первом разделе книги мы поговорим о судьбе женщин, которые связали свою жизнь с неподходящим мужчиной. Будучи психотерапевтом,...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЗанятие по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма
Актуальность: Ежегодно на автодорогах России получают травмы в дтп тысячи детей. Жизнь каждого человека бесценна, а ребёнка – особенно....

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconКонкурс «Держава». Номинация «Русский мир»
Можно с уверенностью сказать: каковы слова, которые мы слышим и читаем вокруг себя, таков и наш внутренний комфорт, общественно-психологический...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconТема: правила
Цель: сформировать у детей как можно более общее представление о правилах поведения, показать их роль в упорядочивании жизни людей....

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconФормирование у дошкольников представления о безопасном поведении...
Здоровье – главная ценность человеческой жизни, как сама жизнь. Многих взрослых волнует: осознаёт ли наш маленький горожанин ценность...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconКнига Джонатана Давида «Апостольское служение»
Никто не повлиял на меня так сильно, никто не смог изменить мою жизнь так, как этот человек. Господь продолжает служить Своей чудеснейшей...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconПроведен анализ существующих систем мониторинга состояния человека,...
Проанализированы существующие методы, подходы и датчики, применяемые для снятия жизненно важных показателей человека

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconОзнакомьте ваших детей с содержанием этой памятки «как не стать жертвой...
Памятка предназначена для родителей, детей и каждого из нас, кто

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЗадачи: Формирование ценностных ориентаций, отвечающих интересам...
Обеспечение индивидуального развития каждого ребенка в соответствии с его возможностями

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconСоставитель и технический редактор: Тимофеева С. И
Библиографический список «История инженерного дела» отражает основные этапы развития техники в России и за рубежом, рассказывает...


авто-помощь


Заказать интернет-магазин под ключ!

При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную