История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет






НазваниеИстория жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет
страница6/10
Дата публикации26.10.2018
Размер1.12 Mb.
ТипРассказ
auto-ally.ru > Литература > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

^ Новикова Галина Николаевна,

гп. Новоаганск Нижневартовского района
Маленькие рассказы:
«Золотая рыбка»

Люба, Любочка, Любовь: маленькая курносая девчонка работала приемщицей рыбы в деревне Лабчинское. Приемка шла все лето, ханты возили ее на обласах. Самый удобный вид транспорта северных народов, бензина не требует, знай себе греби веслом, все равно до места доедешь.

Лето, самая его середина, июль. После нереста рыба расплылась по маленьким речушкам, озеркам и прибрежной траве. Жара, кажется, уснуло все, ан нет, в сети старого деда Сидора попал карась золотистый весом полтора килограмма.

Приняла его Любаша, и все. Больше рыбу никто за целый месяц не сдал. Приняла, заплатила деньги по квитанции, а карася сохранить надо. Каждый день она заряжала маленькую камеру, смешивая в деревянном рукаве лед и соль. Отчитаться за деньги надо и сдать рыбу мастеру надо. С подвернувшейся оказией Люба съездила в Охтеурский рыбоучасток, хохоту было, смеху.

- Девонька, девонька, сколько ты на него льда и соли истратила, он у тебя золотой стал – говорит мастер Несдойминога.

Промолчала Любаша. Что делать, рыбу принимать должна, и план выполнять тоже надо. А что рыба стала золотой, так он же действительно «золотой».
«Бемби»

Лосенок появился в деревне случайно, его привезли из леса. Мать убили браконьеры, а подобрал местный охотовед. Не бросил его одного в лесу, и он стал деревенским любимцем. Ходил за детьми, ел с палисадов черемуховые и рябиновые ветки и пугал местных псов.

Незаметно прошло лето, лосенок подрос. Получил имя от детишек «Бемби» и начал ходить в лес с ними по ягоды и грибы. Не отставал, не терялся и всегда со всеми возвращался из леса. Поспела клюква, – каждая кочка на болоте была красная от ягод, – так и просилась она в лукошко ягодниц. Вся деревня на болоте, и гости из соседнего Ларьяка тоже приехали. Тихо-тепло, комаров почти нет, лосенок бродил от одного к другому, тихо помучивая. Краем глаза смотрю, мой родственник затаился за кочкой.

-Что случилось? – спрашиваю.

-Тихо, тихо – шепчет он. Я, молча, собираю дальше. Через мгновение он запрыгнул на лосенка и стал шарить по боку. Потом стал звать мужа, а лосенка не отпускает.

-Ко мне, скорее – кричал он. Не добегая до него, мой муж упал и громко стал смеяться, родственник ничего не понимая, кричит, не отпуская лосенка:

-Нож, скорее, нож давай!

Смеялись уже мы все. Через хохот, муж, уже умирая от смеха, крикнул:

-Ручной, он, ручной. Отпусти.

По дороге домой наш напарник говорит:

-Хорошо, что нож дома оставил, ведь всегда на боку в ножках весит. А в этот раз, почему-то забыл.
«Поросенок из леса»

Теплоход «Антонин Зырянов» плавал по реке Вах каждую навигацию, его очень ждали. Теплоход пассажирский, но на нем можно было привезти и собаку, и корову, позволяла задняя площадка на корме.

Из этой поездки две подруги из села Охтеурье везли для себя поросят. Разместив их на корме, они частенько их проведывали. Те уютно спали в деревянном коробе. Подруги пили чай, мечтая о будущем. Проведывали обе, каждая поговорив, закрывала их, и чаепитие продолжалось.

Уже поздним вечерком, молодуха, поглядев на мирно спящих поросят, тоже отправилась спать. Рано утречком навестили своих хрюшек-поросюшек, с охами и ахами кинулись к капитану. Один пропал, нет его – видно упал в воду. Что делать, пришлось ему ворочаться, проплыв тихим ходом несколько километров, и, не найдя поросенка, теплоход поплыл своим курсом.

Поспела смородина. Жители маленькой деревни, выехали на сбор ягоды. Ягода, черная, спелая, ароматная, висела на кустах. Женщины сидели вокруг куста, дети собирали, играли, а кто смотрел по сторонам.

- Тетка Дарья, смотри, поросенок, – закричал маленький Вовка и кинулся ловить его. Ему стал помогать и Мишка. Ну, какая теперь ягода, тут занятие интереснее, чем сбор ягод. Умотав поросенка, они поймали его и привезли домой. Разговоров о нем много было. Откуда в лесу, взялся? Как туда попал? Жители этой деревушки узнали через несколько лет, как две нерасторопные подруги везли себе поросят, и у них произошла такая оказия.
«Неразлучные»

У меня пропала корова, то ли кто отравил, то ли, что съела на улице – неизвестно. От нее осталась маленькая телочка, всего месяц. Есть ничего не хотела, пришлось кормить из ведра, которым кормили ее маму – корову Зорьку. Прошел год, скучно ей, в деревне кроме неё коров нет. Одна она, и подружилась она с собакой Баламутом, черный весь, как сажа, а она белая, как снег. Так и ходят они по деревне, телка и собака. Дружат они, он ей свои игрушки дает, под ноги бросит и ждет, когда она ему ответит.

Молчит она, молча траву, щиплет. Тогда он начинает траву кушать, нарвет полный рот, коровке под ноги бросает. Она жует, молча его отблагодарив.

Коровка-то одна, собаки чужие начинают её гонять, бежит Баламут. Отгоняет от неё чужих собак, и снова они вместе гуляют. Глядя на них, собаки налетают на Баламута, но она его спасает. Кидается на собак, бодает их рогами, спасает своего друга. Вот так они и дружат, собака и маленькая коровка. Друзья они.
«Грибницы»

Август. В лесу появились грибы, разные, и подосиновики, и белые, и грузди. Идем в лес, собираем, что попадет, ну, конечно, маленькие, тверденькие. Их до дому пока донесешь – не раскиснут. В лесу тихо, птицы поют, собаки рядом ходят, не убегают от нас. Неожиданно подняли лай, встретили кого-то, смотрим, наша корова. Ходит по лесу, кушает грибы, красные видит издалека, вперед нас до него добежит. Так и ходили по лесу, вместе собирая грибы, корова уже их не ела, а нагло выпрашивала их у нас. Ведь из корзинки они вкуснее, грибы все-таки.
«На осиновку»

Едем на осиновку, сложив вещи в лодку, продукты, провиант, вещи для зимнего лова. Поехали в лес. Холодало, часто останавливаясь по дороге, проехали километров сто. Решили переночевать. Развели костёр, на тагане подвесили чайник. Батя отправил меня поставить сети и наловить рыбы на ушицу. Сказано, значит будет сделано. На обласке я переехал через Сабун, и на тихой затоке поставил сеть. Но что-то не давало мне покоя, ощущение было такое, что на меня кто-то смотрит.

Краем глаза я увидел, как по берегу на меня шел медведь. Я оттолкнул обласок и поплыл к стоянке, медведь не отставал, мы оба набирали скорость, я сильнее греб, тот быстрее бежал. В испуге я стал истошно орать, на мои крики батя кинулся меня спасать, с криком:

- Серега тонет.

Он стал выбрасывать из лодки ружья. Напарник ему:

-Ты зачем их выбросил?

-Зачем, зачем? Не слышишь что ли, Серега кричит, тонет видно.

После пререканий закидав ружья, они завели моторку и поплыли мне навстречу, картина по сути жуткая. По берегу бежал медведь, на обласке со всех сил греб сын, сзади летела не вода, а песок от весла. В том ручье, воды было по колено. Раскаты залпов ружья отогнали непрошеного гостя. Хотя, кто тут гости, надо еще подумать.
«Маленький Робинзон»

Отец вставал рано. Собрав кузовок, весло отправился на рыбалку. Надо проверить сети, пока все спят. За ним тихо наблюдал его сын Толик. Как ему хотелось ехать с ним, но не брали, все говорили, маленький еще, мол, подрасти надо. Вырастет, конечно, но так манила рыбалка, а еще больше – езда на обласке. Едешь, едешь, и гребешь себе веслом – хорошо. Попив чаю, у Толика в голове, созрел план, а пойду я покатаюсь. Обласок все равно там, за деревней у сеток стоит. А весло по дороге найду, возьму с лодки у кого-нибудь.

Через час Толик плыл на обласке. Тишина. Никого нет. За веслом тихо падает капельками вода. Гребешь – вода кружочком за веслом плывет. Красиво. Под ними воздух шарики крутит, вода переливается. Солнце светит, погода радует, мальчик плыл себе вперед и вперед. Как это хорошо – кататься на обласке, – думал он. – Вырасту и тоже буду ставить сети и маме рыбу ловить. Помощником буду.

День промчался, на небе уже появилась луна, Толик все ехал, а куда –уже и не знал. Закрутила его река, потерял дорогу домой. Пристав к берегу, он уснул под облаком, со слезами понял, что заблудился. Дома его потеряли, искали в каждом дворе, искали по сарайкам и стайкам, спрашивали у всех, может, кто его видел. Не нашли. Прошло три дня, на поиски мальчика вылетел вертолет Ми-2 в сопровождении местного жителя, пролетали за околицей деревни, за дальними берегами, островами. Не нашли и следов не видно. Мать с горя еле живая, плачет, ну раз вертолетом не нашли. Все пропал парнишка.

А Толик все упорно ехал вперед. Суровая речка местами была узкая, местами широкая. Он, где можно, тащил обласок через валёжины, но ехал вперед. Вдруг маленькая речушка встретилась с большой, он понял, что это река Вах, и поплыл вниз по течению. На большом плесе он увидел палатку, и пристал к берегу. В палатке он нашел черствую булку хлеба и стал есть, запивая водой. Много есть не стал, знал, что на голодный живот много есть нельзя.

Завернувшись, в какое-никакое одеяло, он уснул. Разбудил его рёв мотора, он выскочил из палатки. Махая руками и плача, он звал людей на помощь. Его привезли в Ларьяк, помогли, и положили в больницу. В походе маленький Робинзон был семь дней. Выжил. Рассказывал, что слышал, что недалеко от него вертолёт пролетал. На рыбалку он один уже не бегал. Отец его стал всегда брать. Вот такая история про маленького Робинзона.
^ Костарева Валентина Александровна,

д. Чехломей Нижневартовского района
Преданья старины глубокой: сказки
Сказка о добром молодце Фокуре и его красавице жене Аграфенушке
Наш край – частичка России, красивый и неповторимый с развесистыми ивами, с березами, елями и могучими кедрами. Нет на земле красивее уголка, чем наше милое село Покур – наша малая Родина. И каждого из нас, покурских жителей волнует история старинного села.

Говорят, что наше село Покур зародилось в начале прошлого столетия, но почему село имеет такое название? У каждого села существует своя легенда или быль по происхождению названия, и у села Покур есть своя история.

Жил когда-то на нашей земле молодой да удалой парень по имени Фокур, и была у него красавица жена Аграфинья. Любили они друг друга очень сильно, всегда были вместе и в горе, и в радости. Народили они детей, немного ни мало, а целых десять человек, да все парни. Аграфинья с Фокуром трудились день и ночь, чтобы поставить своих детей на ноги. Фокур на рыбалку да на охоту ходил. Аграфинья грибы, да ягоды собирала, рыбу солила, шкуры выделывала, одежду шила. Во всех делах им детки помогали, что по-младше. А старшие с отцом промышляли. Учил их Фокур и на медведя ходить, и как рыбу из реки добыть. И выросли у них дети красивые и умные, парни умелые и добрые.

Как говорят в народе, и в плечах сажень, и умом бог не обидел. Одним словом, красавцы! Людям – на загляденье! Одна беда не было девиц красных, невест добрых, да под стать молодцам бравым. Отец с матерью горевали. Если детей отпустить в мир – семью потерять. Уйдут свое счастье искать, да и забудут родную земельку, край родной.

Надо сказать, что через реку деревня стояла с названием необычным Вата. В эту деревню купцы приезжали, которые скупали пушнину, орехи и ягоды. Вот туда-то Фокур со своими сыновьями на обласе и ездил добро свое обменивать на соль, сахар, да одежду.

Да что еще надо сказать, село то невестами славилось, девицы-красавицы, одна другой краше. Заприметили сыновья девушек пригожих и стали просить благословения родительского, чтобы жениться.

Фокур долго раздумывать не стал. Благословил сыновей своих. Поехали, просватали самых знатных, добротных да рукодельных девиц, и свадебки пышные сыграли.

И стали жить они большой, дружной семьёй. А там и внуки пошли, зазвенели в их домах звонкие детские голоса, заливистый смех. Тесно стало в большом доме, пришлось Фокуру с сыновьями новые дома строить.

Прокатилась по округе молва, что живет на острове семья большая, дружная, да работящая, и стали люди приезжать на остров посмотреть да подивиться, как люди живут. Многие стали просить у Фокура разрешения рядом построится. На что Фокур приветливо и радушно позволял пришлым заселять земли благодатные. С радостью помогал приезжим и дом поставить, и инструмент сделать, да и хлебом солью делился. И все к Фокуру за советом ходили, а он делился со всеми опытом своим и умением. Никому не отказывал.

Со временем село разрослось, большое стало и красивое. Люди село назвали Фокур в честь первого поселенца земли нашей. Почему село стало Покуром, – это уже совсем другая история.
сказка-пьеса:

Клюква-ягода

Действие 1.

Мачеха: Катерина, что сиднем сидишь, не надоело тебе бездельничать. Возьми-ка ведро, да в лес за клюквой отправляйся. Да смотри у меня, без ягоды домой не возвращайся.

Катя: Матушка, да куда же вы меня гоните, в лес сейчас за клюквой не время ходить. Старые люди говорили, что никак нельзя клюкву сейчас собирать. Время ещё не пришло.

Мачеха: Ох ты, как научилась разговаривать, лишь бы не работать. Перечить мне задумала, а ну быстро бери ведро и проваливай с глаз долой, пока тумаков не получила. (Катя берет ведро и уходит).

^ Мачеха: Пропади ты пропадом в этом лесу, ух ненавистная.

Подруга: Здравствуй, Катерина, что за грибами собралась, в лесу их нынче много, а чего грустная такая.

Катерина: Да за какими грибами, мачеха за клюквой на болото послала.

Подруга: Катерина, ты же знаешь, что клюкву собирать еще время не пришло, мало ли чего в лесу случиться может …

Катерина: Ох, подруга, не пошла бы я на болото за клюквою, ни за что бы не пошла, да ведь как мачеху ослушаешься. Кабы была бы матушка родная, – можно было бы и поотнекиваться, а с мачехой разговор короткий.

Подруга: А ты , Катерина, прежде чем идти, к бабушке своей загляни, она же у тебя как раз возле леса и живёт, мимо нее не пройдёшь, глядишь чего-нибудь и присоветует.

Катерина: Спасибо на добром слове. Пойду я.
Действие 2.

Катерина: Здравствуй, бабушка. (Ставит ведёрко, садится рядом с бабушкой на скамеечку).

Бабушка. Здравствуй внученька моя дорогая, никак в лес за грибками собралась?

Катерина: Если бы, бабушка, мачеха на болото за клюквой отправила.

Бабушка: Ох, ох не дело это – прежде срока клюкву-ягоду брать – тьме угождать. Ну и супротив мачехи не пойдёшь, как тут быть.

Катерина: Ох, и не знаю, бабушка, что-то страх меня одолел, научила бы ты меня уму-разуму.

Бабушка: (достаёт узелок беленький) Вот тебе, внученька кушачок красненький, не простой он, в трудную минуту он тебе поможет, от беды спасёт, да вот тебе Иконка Божьей Матери, да молитву Пресвятой Богородицы не забывай. Пояском-то перевяжись, не на узелок, а на бантик.

Катерина: Хорошо, бабушка, все сделаю, как велишь.

Бабушка: Да вот еще, если в лесу или на болоте, что страшное увидишь, молчи, закричать не вздумай, голосу вообще не подавай.

Катерина: Отчего же, бабушка?

Бабушка: А оттого, что на помощь к тебе никто не придет, только темные силы к себе привлечешь.

Катерина: Побегу я, бабушка.

Бабушка: Ступай, внученька, дитятко мое сердечное, только вот еще забыла сказать. Если уж совсем станет тебе страшно, аж невтерпеж, «Богородицу» читай, не зря я тебя учила молитве этой. Она поможет, ведь не по своей воле ты сегодня в лес сунулась. Сегодня ведь Куприянов день, последний день, когда ягоду-клюкву собирать заповедано. Ну, иди, милая.
Действие 3.

Ведущая: Пока Катюшка по знакомому лесу шла, не страшно было, а потом и в болото зайти пришлось: а там лес реденький, березки молоденькие, земля под ногой хлипкая. А ягоды на болоте видимо-невидимо, будто насыпано.

Катерина: Ой, ягоды-то сколько! Тут не только ведро, а полную кадушку, набрать немудрено. (собирает ягоды)

Ведущая: И вдруг, как сучок треснул, оглянулась Катя, а позади нее человек стоит, на старичка смахивает, а пригляделась не человек это вовсе. Нелюдь! Вместо носа сучок, на голове – травы пучок, руки, как коряги, ухватить норовят. Катюшка с перепугу попятилась, наступила на зелёную кочку, а та как живая под воду ушла. Вскрикнула Катюшка, да в болото и провалилась, ведерко в сторону откатилось, ягоды рассыпались, да только это и не ягоды вовсе, а жуки черные, да страшные, в разные стороны расползлись.

Катерина: Ой, как будто сучок треснул, что-то зябко мне стало, кажется, как будто кто-то смотрит на меня.

^ Леший: Что испугалась? Ты зачем в мой лес сегодня пожаловала. А ну, говори. (Вцепляется в руку Катюшке, она пятится и падает в болото).

Катерина: Бантик бы мне скорее развязать, вот он, кушачок заветный. А вот и березка рядом совсем, помоги Березонька, помоги милая!

^ Леший: Ишь, чего захотела, никто тебе не поможет. Ха-Ха-Ха.

Ведущий: Решила еще раз за березку зацепится, и чувствует будто силы ее покидают, вот тут-то совсем Катюшке плохо стало, начала она «Богородицу» читать и очутилась на твердой земле, а нелюдь никак ее руку не отпускает, тогда она молитву еще громче стала читать. А сама думает, не спастись ей! Да только вдруг страшилище свою сучковатую руку поднял и рухнул навзничь. А Катюшка, что есть духу домой побежала, не успела оглянуться, как у бабушкиного дома оказалась.

Катерина: Бабушка милая, сколько страхов натерпелась я, до сих пор поджилочки трясутся. Пусть мачеха кричит, бранит, но на болото я больше ни ногой. Ведерко-то я потеряла, ох и будет мне от мачехи.

Бабушка: Успокойся родимая, это не беда. Хорошо, что жива осталась, а ведерко я тебе дам, чтобы мачеха не ругала. А ты запомни, болото человеку – не враг, просто знать надобно, как с ним обходиться, чтоб потом не беспокоиться. А клюкву-ягоду раньше срока брать еще нашими предками заповедано было.

Опасно это. Не зря в народе говорится: «Прежде срока ягоду брать – тьме угождать».
1. Заповеди предков помнить, хранить и почитать надо. Только мы в современном мире о традициях и обычаях русского народа забыли.

2. За клюквой идём в полной боевой готовности: металлические комбайны берем, мешки, чтобы по-больше, да пораньше всех, пока ягодка еще не поспела, зеленая совсем.

3. Мы становимся похожими на ту старуху из сказки А.С.Пушкина «О золотой рыбке», алчную и злую, а Природа щедрая, беззащитная, одаривает нас своими бесценными дарами.

4. Вспомнить заповеди наших предков как раз вовремя, а то останемся жить на опустошенной Земле.

5. Давайте будем внимательны и бережливы к зеленому миру, и природа воздаст нам сторицей.
В одном из Международной стратегии охраны природы говориться: «Мы не унаследовали землю у наших отцов. Мы взяли её в долг у наших детей». И поэтому давайте жить по поэтическому наказу Н.Старшинова:
«Нам жить в одной семье,

Нам жить в одном кругу,

Идти в одном строю,

Лететь в одном полёте…

Давайте сохраним

Ромашку на лугу,

Кувшинку на реке

И клюкву на болоте».

^ Конюхова Людмила Лазаревна,

сп. Покур Нижневартовского района
Окрещенная Сибирью
Конец декабря 1969 года. Поезд Свердловск-Сергино подъезжал к своей конечной станции. Сидя у окна, я всматривалась в бесконечно белые дали. Изредка мелькала карликовая сосенка, припорошенная сильными метелями. В вагоне я осталась совсем одна, только проводница торопилась сложить грязное белье и скорее помыть пол.

Последние метры до остановки. Состав дергает так, что не устоять на ногах. Стукнувшись о верхнюю полку, я присела. Проводница вышла с ведром в тамбур, громко хлопнув дверью. Подбросив уголь в топку вагона, она пулей залетела обратно, потирая руки и говоря: «Ну и морозище сегодня! И как ты будешь до своих добираться? Околеешь ведь в такой легкой одежонке!». Поезд остановился, судорожно дергаясь. Проводница, проводив меня, быстро захлопнула дверь вагона.

Огляделась, стою на маленьком перрончике, одна. Стужа неимоверная! Вокруг ни души. И только на другом конце перрона увидела женский силуэт, который возвращается в небольшое здание вокзала. Страх, что остаюсь одна, и мороз, сковали все мое существование. Я крикнула.

Женщина, приостановившись, направилась ко мне. Это была дежурная по вокзалу. Я спросила ее, как мне пройти в мехколонну, там живут и работают мои родители, объяснила, кто они, и как их зовут. Забрав мою поклажу, она завела меня в дежурку погреться и объяснила, как туда добраться. Сегодня, как назло, не было ни одной машины к приезду поезда.

Немного согревшись, я направилась в мехколонну. Дойдя до будки стрелочницы, спустилась с насыпи вправо, увидев что-то похожее на переметенную тропинку, которая проходила через жиденькую лесотундру.

Ветром леденящим передуло почти все вокруг. Интуитивно я двигалась на далеко мерцающую точку огонька. Руки я уже не могла сгибать, околели. Оступаясь с тропки, я проваливалась по пояс в снег. Слезы замерзли на моем лице. Двигаться уже не хотелось. Не знаю, как я очутилась около огромных машин, колеса которых были выше моего роста. Очнулась от шума голосов водителей этих огромных машин «Ураган» и «Урал», окруживших меня.

Хорошо, что один из водителей, задержавшись в вагоне-ресторане, шел по той же тропке, на которой я присела, засыпая от мороза. Растирали меня спиртом в теплом вагончике, в котором временно жили мои мама и папа Есаулковы Иван Семенович и Софья Федотовна, а в другой половине была столовая для водителей этих огромных машин трубоукладчиков.

При встрече со мной парни улыбались и говорили: «Ну вот и тебя окрестила Сибирь морозом своим, приживешься значит!». Так я впервые ступила на нашу Сибирскую Землю. Тогда мне было 14 лет. Но я всегда помню свою малую родину, о которой пишу в своих стихах с любовью в сердце.
^ Абдумаминова Татьяна Ивановна,

гп. Приобье Октябрьского района
Мой древний Север

Я обычный житель северной провинции, название которой на слуху у всей России и, пожалуй, всего мира. Носит моя родина громкое необычное имя – Югория. Слышится созвучие с названиями европейских государств. Югория – Венгрия, Болгария, Щвейцария… Правда, территория округа намного больше по размеру почти всех стран Европы, за исключением Франции. А по количеству добываемых полезных ископаемых, нефти и газа, наш округ является несомненным лидером.

Мне довелось родиться в одном из девяти районов Ханты-Мансийского автономного округа – Югры – Октябрьском районе. В поселке, который является административным центром территории и гордо называется сейчас городское поселение Октябрьское. А в далеком 1966 году прошлого двадцатого века, когда я появилась здесь на свет, это был просто рабочий поселок. Его названия менялись много раз, но «столичный» статус существовал с момента основания. История поселения уходит своими корнями в древность. Прежние названия – Кода, Кодск, Кондинск, Кондинское. Наконец, с 1957 года Октябрьское.

В далеком пятнадцатом столетии это историческое место именовалось Кодой и являлось своеобразным центром территориально-племенного объединения ханты в Западной Сибири по нижнему течению реки Обь, известного с шестнадцатого века как Кодское княжество. Впервые Кодская земля и ее князья упоминаются в Вологодско-Пермской летописи за 1484 годом. Кодское княжество на рубеже XVI-XVII веков насчитывало четырнадцать укрепленных городков, а в состав Октябрьского района в XXI веке включены двадцать один населенный пункт.

Интересно, откуда взялось непонятное название Кода или Куда, звучащее в шестнадцатом веке в русских летописях и документах. Чтобы объяснить его, уральские ученые обратились к коми эпосу. Центральное место в нем занимает древний богатырь-прародитель пермян Кудым-Ош, который был женат на мансийской княжне.

В молодости Кудым-Ош звался просто Ош «медведь». Когда умер старый чудский пам (вождь), соплеменники выбрали памом Оша, после чего тот повел своих людей на реку Куд, где построил крепость, названную Куд дым кар, т.е. «город на реке Куд», а молодого пама стали звать Кудым-Ош. Известно, что коми-пермяки и коми-зыряне, обживая новые места, давали рекам и населенным пунктам привычные им названия со своей прежней родины. Возможно, что и название Кода (Куда) принесли на Обь древние коми переселенцы. И есть где-то наш город-побратим Куды́мкар в Пермском крае России, также административный центр района, только своего Кудымкарского. Вот такие две «столицы».

Впрочем, приведенная гипотеза о зырянских корнях названия Коды не единственная. Есть объяснение его происхождения и из языка ханты. Кода – «срединная земля», главное священное место обских угров, давшее название всему княжеству, где вплоть до конца шестнадцатого века никакого укрепленного жилого поселения не было. Лишь предположительно в 1595 году после присоединения Сибири к Русскому государству на месте Коды сподвижники Ермака построили городок Кодск и оставили здесь отряд служилых людей. Это были первые русские, поселившиеся в нашем крае на постоянное место жительство. А в 1599 году здесь построен первый в Кодском княжестве православный храм в честь Живоночальные Троицы. Вскоре сюда же перенесли княжескую резиденцию правящей династии остяцких правителей Алачевых из юрт на речке Ходос-Юган.

С XVII века по 1937 год XX века Октябрьское именовалось селом Кондинским и являлось центром Кондинской волости в составе Березовского уезда Тобольского наместничества-губернии.

В 1937 году был образован Микояновский район, выделенный из состава Березовского района, на территории Остяко-Вогульского национального округа Омской области с центром в селе Кондинское, двадцать же лет спустя, 28 ноября 1957 года, Микояновский район был переименован в Октябрьский, а его центр – в село Октябрьское.

Такие перемены происходили с названиями, при этом менялся и облик моего родного поселка. Вместо деревянных строений появились современные здания администрации района и поселка, больницы, почты, физкультурно-оздоровительного комплекса, бизнес-центра, строятся новая школа и культурно-досуговый центр. Дороги прежде грунтовые, оделись в асфальт. Восстановлена разрушенная в середине прошлого века Свято-Троицкая церковь, существуют планы по открытию монастыря. Возрождение духовности должно помочь развитию моего родного поселка и района. Я горжусь великой древней историей своего края и верю в его будущее!

^ Балуева Надежда Михайловна,

гп. Октябрьское Октябрьского района
Язовка трудовая
Об этой деревушке никто не напишет книгу, и не посвятит ей стихи, потому что нет уже этого населенного пункта на карте Октябрьского района Ханты-Мансийского автономного округа. Деревни нет, но есть причина вспомнить людей, которые жили там и трудились.

Трудовые успехи – совсем не популярное нынче словосочетание, в 60-80-е годы двадцатого века означало личную ответственность за государственное дело, уважение односельчан и власти. Почти все взрослое население трудилось на ферме, коллектив насчитывал более 30 человек. Собственно, животноводческая ферма была основой для деревни, ведь Язовка появилась тогда, когда в 60-х годах стали закрывать мелкие колхозы.

В 1961 году создали мясо-молочный совхоз «Перегребинский», который нуждался в покосах, удобных местах для выпаса и содержания скота на луговой стороне, то есть на другой стороне реки от села Шеркалы, усадьбы совхоза. Построили дома, фермы, молоканку, магазин, клуб, детский сад, совмещенный с фельдшерско-акушерским пунктом, баню. Люди сюда приехали из деревень Лохтоткурт, Сооткурт и других.

Большинство работников Язовского отделения вновь созданного совхоза «Перегребинский» поступили на работу 1 ноября 1961 года, основные рабочие должности: доярка, телятница, скотник, рабочий. Среди них один моторист, фельдшер, ветеринарный санитар, сторож, управляющий и бухгалтер отделения. Всего 72 человека. До сих пор помнят Квашнина Анатолия Степановича, управляющего и Фадеева Михаила Федоровича, бригадира фермы, они бессменно работали, пока был совхоз. Называть каждого совхозника по имени нет смысла, потому что все трудились добросовестно.

При бешенном ритме работы никто в то время не считал, что он трудится на износ, это была норма советского времени. Но каждый трудящийся человек старался участвовать в социалистическом соревновании: вызвать на соревнование своего коллегу, поставить одну задачу и стремиться выполнить ее лучше. Производительность труда была на высоте у язовских животноводов. Вот строки из газеты «За коммунизм» от 5 февраля 1972 года «… о коллективе судят по делам. На Шеркальском отделении 400 голов дойного гурта. Из них на Язовке – 220 голов, а в летнее время здесь находится почти все стадо. Из 350 телят более 200 зимуют на Язовке. Из 560 949 килограмм, надоенного на отделении в 1971 году, 338515 надоили на Язовке….».

Судя по документам, через 17 лет на Язовской ферме еще сохранялось благополучие: на ферме было 195 коров, коллектив фермы взял следующие обязательства: надоить в 1990 году 330 000 кг молока (по 2 тысячи кг в год от каждой коровы). В договоре подряда с совхозом «Перегребинский» расписались члены коллектива Китурова Нина Александровна, Нагорняк Тамара Павловна, Заворохина Людмила Васильевна, Китуров Виталий Матвеевич и другие.

Я вспоминаю свою тетю Китурову Матрену Матвеевну, она жила на Язовке, ее маленький домик стоял на берегу Оби, и меня на лето привозили туда к родственникам. Знаю, что коров на Язовке доили вручную всегда, летом, когда коровы были на выпасе, на дойку их пригонял пастух, во дворы их не ставили, доили прямо в загоне, несмотря на жару и тучи комаров, каждой доярке надо было подоить за один раз не меньше двадцати коров.

c:\users\пк\desktop\новая папка\дом тети матрены китуровой. автор г.в. проскурякова.jpg

^ Проскурякова Г.В. Дом Китуровой Матрены Матвеевны
Китурова Матрена Матвеевна и Константинова Екатерина Игнатьевна работали телятницами, и, чтобы подготовить маленьким телятам теплую пищу, они шли на работу в четыре часа утра, чтобы истопить там печь. На этой печи грели воду, молоко, обеспечивали теплом и маленьких телят. Утром «управятся», в обед уже снова надо идти кормить, вечером, кроме управы, надо было натаскать дров к печи. Нам в детстве это очень нравилось, прибегали к ним с утра, печка уже горячая, тепло, пахнет молоком, помогали кормить, поить телят.

Сейчас, когда я уже достигла их возраста, думаю, как же такие маленькие хрупкие женщины справлялись. Ведь телятник очень большой, нужно скот накормить, напоить, сено натаскать, убрать навоз. Все это возили на лошадях санями, телегами, грузилось вручную. Откуда только силы брались, а дома у каждого своего хозяйства, дети. Жизнь не баловала этих женщин, жили без мужей, но справлялись и дома и на работе, на которой почти не было выходных. Их трудовые успехи- это привесы (добавка телят в весе), их отражали в бюллетене, который на всеобщее обозрение висел в клубе, за привесы получали зарплату и поощрения от руководства совхоза «Перегребинский» в виде почетных грамот.

Трудились хорошо, коллектив был сплоченный, и люди были совсем другие, веселые, довольные. У тети Моти на улице была построена печка, и летом она всегда в ней готовила (электричество на Язовке было, но готовили все на дровяных печках). Мы, ребятишки, обязательно крутились около взрослых, все видели и слышали. Знали, что тетя Мотя как-то особенно вкусно жарит рыбу, кто мимо идет, обязательно остановится, рыбы поест с нами, чай попьет, новости все расскажет, и дальше по своим делам идет. В ее доме всегда были гости, то один зайдет, то другой. На печке всегда стоял огромный чайник с кипятком. Сидят разговаривают на хантыйском языке, смеются, а мы в сторонке сидим, слушаем.

По вечерам, после работы, жители Язовки ходили в клуб смотреть кино. Очень весело проходили в клубе праздники. Собиралась вся деревня, играли на гармошке, пели песни, танцевали.

Заведующим клуба был Ангашупов Андрей Александрович. Очень добрый, отзывчивый человек. Помню, мы с ребятами прибежим к нему, попросим нас сфотографировать или включить фильм, он никогда не отказывал. Радовался нам, детям, находил, чем завлечь, давал играть на своих хантыйских национальных инструментах, звал петь или танцевать на праздничных концертах.

c:\users\пк\desktop\новая папка\язовский клуб. наводнение. автор г. проскурякова.jpg

^ Проскурякова Г.В. Язовский клуб

Всего в деревне было две улицы, одна из них называлась «Галерка», чтобы попасть туда, нужно было перейти через сор по мостику. Детский сад находился на улице, которая ближе к реке, где с 1970 по 1993 год заведующей фельдшерско-акушерским пунктом и детским садом на Язовке была Михина Зоя Кимовна. Это очень уважаемый всеми жителями деревни человек. Когда стала жить в Шеркалах, зимой запрягала в сани собак и ехала на работу, летом ежедневно в любую погоду ездила на моторной лодке, и мотор на плече носила в гору.

Я приехала на Язовку работать, когда мне было 16 лет, работала на ферме, потом в детском саду. Вышла замуж, муж тоже работал на Язовке, здесь родились наши дети.

Потом все в одночасье рухнуло, не стало совхоза, не стало и Язовской фермы, из-за наводнений стали разрушаться дома, работать стало негде, люди уезжать стали, кого-то переселили, и примерно в 2008 году Язовка перестала существовать как населенный пункт.

Люди помнят и ферму Язовку, особенно ярко помнят, потому что это было советское время с его плакатами, призывами, честным трудом, стремлением к лучшей жизни.

Строили коммунизм вместе со всей страной. Нет Язовки, но такая страница в истории Ханты-Мансийского округа была, ее не вычеркнешь.

^ Проскурякова Галина Васильевна,

сп. Шеркалы Октябрьского района
Нити связующие

В раздумьях, в годы трудные,

Когда взгрустнешь порой,

Гони ты скуку нудную,

И вспомни край родной…
Давным-давно наша семья переехала из Ханты-Мансийска в Ленинград, привыкли к дождям, туманам по утрам. Родители целыми днями на работе, мы – в школе. Во-общем, жизнь, как у всех.

Но, наши родители каждое лето возили нас отдыхать не на море, а в родную Сибирь. Самолётом ТУ-34 летели до Тюмени, а дальше в Ханты-Мансийск к маминым родителям на «кукурузнике». Не каждый выдержит воздушные ямы. Это как на море в шторм.

К папиным родителям до поселка Октябрьское добирались по реке Обь на «Ракете». Красота неописуемая. Там, где Иртыш впадает в Обь, берегов не видно. Мы норовили на открытую площадку, чтобы ветер в лицо, и волосы – дыбом.

Каникулы наши проходили и там, и там по одному сценарию. В те годы все дети в нашей стране играли в войну. Что такое «Хенде-хох» знали все. Мы не были исключением. До сих пор помню как «воевали». Однажды, даже свежевыкопанная картошка очень нам пригодилась. «Атаку» мы отбили. Санкций за этим никаких не последовало, значит, дед за нас заступился. Он-то побывал в настоящих атаках. Это мы узнали в дальнейшем из его дневниковых записей.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЯ выбрала не того мужчину
В первом разделе книги мы поговорим о судьбе женщин, которые связали свою жизнь с неподходящим мужчиной. Будучи психотерапевтом,...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЗанятие по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма
Актуальность: Ежегодно на автодорогах России получают травмы в дтп тысячи детей. Жизнь каждого человека бесценна, а ребёнка – особенно....

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconКонкурс «Держава». Номинация «Русский мир»
Можно с уверенностью сказать: каковы слова, которые мы слышим и читаем вокруг себя, таков и наш внутренний комфорт, общественно-психологический...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconТема: правила
Цель: сформировать у детей как можно более общее представление о правилах поведения, показать их роль в упорядочивании жизни людей....

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconФормирование у дошкольников представления о безопасном поведении...
Здоровье – главная ценность человеческой жизни, как сама жизнь. Многих взрослых волнует: осознаёт ли наш маленький горожанин ценность...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconКнига Джонатана Давида «Апостольское служение»
Никто не повлиял на меня так сильно, никто не смог изменить мою жизнь так, как этот человек. Господь продолжает служить Своей чудеснейшей...

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconПроведен анализ существующих систем мониторинга состояния человека,...
Проанализированы существующие методы, подходы и датчики, применяемые для снятия жизненно важных показателей человека

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconОзнакомьте ваших детей с содержанием этой памятки «как не стать жертвой...
Памятка предназначена для родителей, детей и каждого из нас, кто

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconЗадачи: Формирование ценностных ориентаций, отвечающих интересам...
Обеспечение индивидуального развития каждого ребенка в соответствии с его возможностями

История жизни каждого человека достойна отдельного рассказа, жизнь некоторых людей, порой, достойна целой книги и даже кинофильма. Антонина Ледкова пишет iconСоставитель и технический редактор: Тимофеева С. И
Библиографический список «История инженерного дела» отражает основные этапы развития техники в России и за рубежом, рассказывает...


авто-помощь


Заказать интернет-магазин под ключ!

При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
auto-ally.ru
<..на главную